Вяч. Вс. Иванов

ГЛОТТОХРОНОЛОГИЯ

(Лингвистический энциклопедический словарь. - М., 1990. - С. 109-110)


 
Глоттохронология (от греч. glotta - язык, chronos - время и logos - слово, учение) - область сравнительно-исторического языкознания, занимающаяся выявлением скорости языковых изменений и определением на этом основании времени разделения родственных языков и степени близости между ними. Хотя для их установления можно исследовать разные уровни родственных языков (в частности, фонологический и грамматические), как это делается при выяснении относительной хронологии внутри истории одного языка, наиболее достоверные количественные результаты для исторического языкознания дает статистическое исследование словаря (лексикостатистика).
Лексикостатистическая глоттохронология (сокращенно называемая также глоттохронология) определяет время разделения родственных языков, исходя из предположения об одинаковой скорости изменения той основной части словаря, которая нужна для обслуживания наиболее часто встречающихся и существенных ситуаций общения. К этой части словаря естественных языков принадлежат, согласно глоттохронологии, такие наиболее сохранные слова, как личные и вопросительные местоимения, некоторые глаголы, обозначающие движение ('приходить'), элементарные физиологические функции и ощущения ('пить', 'слышать', 'видеть'), обозначения размеров ('широкий', 'длинный'), космических явлений ('солнце', 'небо'), животных ('червь', 'змея'), цвета ('черный'), названия родства и т. п. Внутри группы в 200 или 100 слов, принадлежащих к этой части словаря (основному списку), в тех случаях, когда удается проследить историю языка на протяжении одного или нескольких тысячелетий (например, в истории древнеегипетского языка в его отношении к коптскому, латинского языка в его отношении к романским и т. д.), за одно тысячелетие сохраняется в среднем не менее 80% словаря (для списка в 200 слов - 80,5 или 81%, для списка в 100 слов - 86%). Поэтому, сопоставив процент сохранившихся родственных слов в основных списках двух языков одной семьи, можно определить наименьшее время их разделения t no формуле t = log C : 2 log r, где С - доля совпадающих слов в осн. списке, r - коэффициент, характеризующий степень сохранности основного списка за интервал времени (принимаемый за r = 81 или 86%). Для значительного числа языков такой способ определения абсолютного времени их разделения хорошо согласуется с другими контрольными данными (в большинстве случаев косвенными). Вместе с тем предполагается, что использование глоттохронологии на материале относительно недавно разошедшихся языков дает систематически ошибку в сторону их приближения к нашему времени. Однако в некоторых случаях, где, как для славянских языков, вычисленное t (ок. 550-700 лет для русского и праславянского языков, по подсчетам И. Федора, не всеми принимаемым) представлялось существенно меньшим, чем принимавшееся обычно, эту датировку оказывается возможным подтвердить некоторыми другими косвенными данными (в частности, возможностью определения 12 в. как границы общеславянских изменений, сохранением целого ряда праславянских архаизмов в фонологической и морфологической системах языка древненовгородских текстов 11-12 вв. и др.). Таким образом, глоттохронология может предсказать выводы, которые могут подтвердиться при дальнейших исследованиях уровней языка, не связанных с лексикой. Однако в узком смысле выводы глоттохронологии касаются только лексики. Иначе говоря, родственные диалекты, различающиеся только фонологически и морфологически, могут вообще не быть разными с точки зрения глоттохронологии; однако важность фонологического и морфологического критериев такова, что расхождение между языками только по ним достаточно для того, чтобы признать эти языки разными, хотя бы их словарь или основные списки слов внутри словарей и не различались сколько-нибудь существенно. Такой случай имеет место в исланском языке, лексика которого мало изменилась после обособления его носителей на острове от носителей других скандинавских языков, поэтому время для исландского по отношению к древненорвежском определяется как t = 63-194 годам при реальном историческом разрыве связи носителей языков за несколько веков до этого; разрыв связей, однако, никогда не означает автоматически прекращения пользования одним и тем же языком (ср. судьбу английского, немецкого, испанского, португальского языков в разных странах).
Следовательно, глоттохронология позволяет определить время разделения языков в той мере, в какой это время в макроэволюции (при достаточно больших интервалах времени) сказывается и словаре, но не обязательно в других уровнях языка (имеющих другие скорости изменения), и лексико-статистическое время t может не прямо соотноситься с экстралингвистическими данными - такими, как историческое разъединение носителей соответствующих языков или диалектов. Закономерна постановка вопроса о разных видах лингвистического времени, один из которых может быть измерен с помощью глоттохронологии. Возможно и понимание t не как абсолютного времени, а как относительной меры степени близости основных списков слов сопоставляемых языков. Поэтому глоттохронология имеет большое значение для установления диалектных отношений между языками в пределах данной семьи. Эмпирический вывод об одинаковости величины r (при достаточной протяженности лексического развития языка, превышающей одно тысячелетие) представляет несомненный интерес для общей теории коммуникации, так как он указывает на наличие некоторых обязательных условий, без соблюдения которых нарушилось бы взаимопонимание между членами коллектива, принадлежащими к разным возрастным группам.
Для общей теории эволюции языковых и других дискретных кодов очень важна аналогия между глоттохронологией и гипотезой о "молекулярных часах", обсуждаемой в рамках современной теории эволюции, согласно которой предполагается наличие одинакового темпа эволюции, определяемого при сравнении совпадающих частей геномов родственных организмов. Глоттохронология принадлежит к числу достижений современной науки, позволивших уточнить некоторые основные принципы классического сравнительно-исторического языкознания.
Глоттохронология была создана в 1948-52 М. Сводешом, опиравшимся на некоторые общие идеи Э. Сепира. Сводеш, исходивший при построении аппарата теории из уравнений радиоактивного распада и методов радиоуглеродного датирования, дал первые образцы определения величины r для языков, имеющих древнюю письменность, и t для бесписьменных языков Америки. В дальнейшем он предложил уточнения, согласно которым всегда определяется наименьшее время (min t), причем учитывается одинаковость ступени развития языков и контакт после их разделения. для чего определяется мера дивергенции как St - средняя степень расхождения языков (S), умноженная на время.
Дальнейшее развитие глоттохронологии шло по пути уточнения понятий (сем), задаваемых основным списком (который должен для общности выводов как можно меньше зависеть от социальных и культурных условий употребления языка), определения правил однозначного перевода этих понятий словами сравниваемых языков, выяснения разной степени сохраняемости тех или иных групп слов (и сем) внутри основного списка, что приводит к некоторому усложнению математического аппарата глоттохронологии, где может быть отражена разная скорость изменения этих групп. Неясно, насколько выводы, сделанные и проверенные на основе письменной истории языков, развивавшихся после неолитической революции, справедливы для более ранней бссписьменной истории. В советском языкознании (С. А. Старостин) предложен и такой усовершенствованный способ глоттохронологии, который предполагает подсчет не слов, а корневых морфем (основ), сохраняющихся в текстах определенной длины. Вычисления по уточненной методике дают лучшее приближение к датам, основанным на исторических данных. Вместе с тем установлен факт "старения" лексики языка, делающий необходимым при оперировании древними языками до их сопоставления с современными вводить определенный количественный коэффициент (поправку на "старение"). Сам Сводеш полагал, что возможно доказательство моногенеза всех языков, однако глоттохронология показала, что число сохраняющихся родственных слов в основных списках для интервалов времени в несколько десятков тысяч лет крайне мало. Возможно, что для более ранних эпох темп лексических изменений меняется (ср. подобную поправку в работах по радиоуглеродной датировке), но пока эту гипотезу не представляется возможным проверить надежным образом.
 

Литература

Иванов В. В., Вероятностное определение лингвистического времени, в кн.: Вопросы статистики речи, Л., 1958.
Климов Г. А.. О глоттохронологическом методе датировки распада праязыка, ВЯ, 1959, № 2.
Климов Г. А. О лексикостатистической теории М. Сводеша, в кн.: Вопросы теории языка в современной зарубежной лингвистике, М.. 1961.
Новое в лингвистике, в. 1, М., 1960.
Арапов М. В., Херц М. М., Математические методы в исторической лингвистике, М., 1974.
Проблемы лингвогенеза: сравнительно-историческое языкознание и глоттохронология. М. (в печати).
Hymes D. H. Lexicostatictics So Far, "Current Anthropology", 1960, v. 1, № 1.
Merwe N. J. van der, New mathematics for glottochronology, там же, 1966, v. 6.
Fodor I., A glottochronologia ervenyessege a szlav nyelvek anyaga alapjan, "Nyelvtudomanyi kozlemenyek", 1961, kot. 63, № 2.
Embleton S. Incorporating borrowing rates in lexicostatictical tree reconstruction. Toronto, 1981 (Diss.).