М. Т. Дьячок, В. В. Шаповал

ВАРИАТИВНОСТЬ ПРИНЦИПОВ ТРАНСЛИТЕРАЦИИ ЛАТИНСКИХ СЛОВ В РУССКОЙ ТРАДИЦИИ НАЧАЛА ХVII в.

(Лексическая и фразеологическая семантика языков народов Сибири. - Новосибирск, 1987. - С. 54-62)


 
Пока мы не можем сказать, был ли латинский язык известен в Русском государстве домонгольского периода. Летописец откровенно признается: "Не раэумЬемъ ни Гречьску языку, ни Латыньску" [1]. Отец Владимира Мономаха Всеволод Ярославич знал пять языков [2], но, по мнению С.П. Обнорского, маловероятно, что среди них была латынь [3]. Переводы "Троянской истории", "Сербской Александрии", "Мучения святого Вита", "Сказания об Индийском царстве" были сделаны с латыни, однако, как показал А.И. Соболевский, эти переводы были выполнены не на Руси, а в близкой к романскому миру Далмации [4]. Наконец, встречающиеся в древнерусских текстах XI-ХШ вв. отдельные латинские по происхождению слова (напр. мураль и маляръ) были заимствованы через посредство польского языка [5]. И позднее западноевропейская цивилизация "приходила в Москву прежде всего в польской обработке" [6].
Первые достоверные сведения о знакомстве восточных славян с латинским языком относятся к XV в. К этому времени относятся и первые русские переводы латинских текстов [7]. Их число постоянно увеличивается. В ХVII в. переводы с латыни уже преобладают над переводами, выполненными с других языков [8].
В 1615 г. была основана Киево-Могилянская коллегия (позднее академия), в которой на латыни велись все предметы, кроме катехизиса и славянской грамматики. С этого времени начинается расцвет латинской письменной традиции на Украине [9]. В Москве первая небольшая школа, в которой преподавали латынь, была открыта в Спасском монастыре в 1665 г. Одним из ее наставников был Симеон Полоцкий [10].
В 1642 и 1650 гг. появляются первые латинско-русские словари [11], а между 1664 и 1676 гг. - знаменитый "Лексикон греко-славяно-латинский" Епифания Славинецкого - перевод словаря Й. Скопулы "Lexicon graeco-latinum" [12]. В то же время появляются и первые переводы латинских грамматик" [13].
Однако следует отметить, что латинская лексика на правах отдельных групп слов включалась и в древнерусские словари более раннего времени, в частности азбуковники конца ХVI - начала ХVII вв. Их число возрастает от почти 50 слов в "Толковании неудобь познаваемым речем" (последнее десятилетие ХVI в.) [14] до более 200 слов в списке конца ХVII в. [15]. При этом латинские слова приводятся в русской транслитерации, что дает возможность проследить основные закономерности и варианты чтения латинских слов в древнерусской книжной традиции того времени.
Как известно, орфоэпические нормы мертвых языков не всегда определяются действительными правилами произношения, существовавшими в то время, когда данный язык функционировал как средство живого общения. Эти нормы складываются достаточно произвольно, под действием ряда экстралингвистических факторов, с чем связано и существование нескольких систем произношения одного и того же языка [16]. Естественно, что "правильность" той или иной системы не может быть проверена на практике. Отсутствие связи со звучащей речью порождает варианты в произношении звуков и слов (ср. напр. чтение слов Cicero, Caesar и подобных им в различных вузах СССР). Подобная вариантивность, думается, имела место и в Древней Руси. Об этом позволяет судить сопоставление транслитерации латинских слов в древнерусской записи и их традиционного буквенного написания.
Для анализа мы использовали латинскую лексику, содержащуюся в "Книге глаголемой алфавитъ" 1638 г. [17]. Этот словарь достаточно хорошо характеризует правила латинской орфоэпии начала ХVII в. Однако к его данным следует подходить с достаточной осторожностью.
При рассмотрении латинских слов "Алфавита", транслитерируемых русской азбукой, трудно отделаться от мысли, что запись этих слов производилась на слух, под диктовку [18], причем человеком, не владеющим латынью. В этом убеждают многочисленные ошибки чисто фонетического характера: инъ урбиусъ, по посадомъ /л. 17/ - пропуск b перед гласным [u], ср. лат. in urbibus "в городах"; кандитъ, римская пословица /л. 40/, ср. лат. candidus "яркий, белый, радостный" - оглушение конечного d, а также мелесъ, воинъ /л. 47 об/, ср. лат. miles "воин" - передача буквой е звука [i] в первом предударном слоге; сикнеферь, оружныи /л. 97 об./, ср. лат. signifer "знаменосец, предводитель" - так же, как и в предыдущем примере, гиперкоррективная замена [g] буквой к; теплумъ, церковь /л. 104 об./, ср. лат. templum "храм" - пропуск звука [m]; приноцепсъ, государь /л. 80 об./, ср. лат. princeps "правитель" - появление о-epentheticum между [n] и [ts]; хруптумъ, плодъ /л. 116/, ср. позд. лат. fructum "плод" - кроме фонетических упрощений в русском стиле, попытка этимологизировать латинской слово как дериват от "хрупать". В одном случае писец, вероятно, принял русский союз и за начальную букву нового латинского слова и записал идиктаторъ, единовластецъ /л. 18/, ср. лат. dictator "диктатор". Поэтому для анализа вариативности транслитеращии латинских слов следует использовать прежде всего слова, небольшие по размеру.
С учетом этой оговорки мы можем восстановить следующие правила и варианты чтения отдельных латинских звуков.
 
I. Гласные.
a = а [a]: ману(с), рука /л. 54/ - manus "рука"; кастры, станы /л. 29/ - castra "военный лагерь" (pluralia tantum).
i = и [i]: либра. двЬ мЬры /л. 43 об./ - libra "римский фунт (327,45 г)"; крине(с), волосы /л. 37 об./ - crines "волосы".
o = о [o]: нобили(с), бояринъ /л. 61 об./ - nobilis "известный, знатный"; ось, уста /л. 70 об./ - оs "рот, уста".
e = е [e]: легето(с), посолъ /л. 44 об./ - legatus "посол"; ре(н), почки /л. 89/ - ren "почка".
u = у [u]: мулиенъ, женка /л. 54/ - mulier "женщина"; урина, мочь /л. 107 об./ - urina "моча".
ае = е [e]: преторъ, тиу[н] /л. 80 об./ - praetor "претор, судья"; целуесъ, небо /л. 119/ - caelus или coelus "небо".
 
Слова с гласным y, дифтонгами au и eu в тексте словаря не представлены, поэтому о их чтении можно только догадываться. Ср., однако, в тексте азбуковника конца ХVII в. (Тих, 84):
аукторита, достоинство /л. 40 об./ - auctoritas "суждение, власть и др.", но авторъ, работникъ /л. 11/ - auctor "создатель, творец".
 
2. Согласные.
b = б [b]: мандибуля, щека /л. 54/ - mandibula "челюсть"; тибиянъ, трубница /л. 104 об./ - какая-то форма от tibia (преимущественно pluralis) "свирель, флейта".
с = к [k] перед гласными непереднего ряда, = ц [ts] перед гласными переднего ряда: кусто(с), стра(ж) /л. 40/ - custos "страж", меркаторъ, купецъ /л. 54/ - mercator "купец"; циви(с), мещалникъ /л. 119/ - civis "гражданин"; церебримъ, мякъ /л. 119/ (ошибочно вместо *мозгъ или *мозъкъ [19]) - cerebrum "мозг";
c = с [c] в единичном примере: сасердосъ, попъ /л. 95 об./ - sacerdos "жрец" [20].
d = д [d]: менду(с), свЬтъ /л. 54/ - mundus "мир, свет"; кустодия, стража /л. 40/ - custodia "охрана, стража".
f = форма [f]: фруктумъ, плодъ /л. 112 об./ - fructum "плод"; карнифексъ, палачь /л. 37 об./ - carnifex "палач".
g = г, кг [g], [h]: тегумента. оружие /л. 104 об./ - tegumentum "покров, одеяние"; кгляциесъ, сЬдъ /л. 37 об./ (вм. *лЬдъ) - glacies "лед". Традиция, вероятно, требовала произношения на месте латинского g [g]-смычного, что и было отражено в специфическом написании кг [21], однако, думается, в ряде случаев такое чтение не соблюдалось и г читался как фрикативный звук [h]. В одной из первых записей латинского текста славянской азбукой (ГПБ, КБ 36/41, конец ХV в.) представлен следующий отрывок: Аве Марие Ихрасие пленна [22] = Ave Maria gratiae plena, подтверждающий эту точку зрения.
h = ? Слова, в состав которых входит этот звук, в тексте "Алфавита" не представлены. В уже упоминавшемся азбуковнике конца ХVII в. (Тих. 84) читается, по всей видимости, также, как и г, т.е. как [h]-фрикативное: гомо, человекъ /л. 96/, ср. геста, дЬяния /л. 106/ - homo "человек", gesta "деяния".
j [23] = и, который читался, скорее всего, как [i],a не как [j]: иустъ, римска(я) пословица, а гречески део(с) /л. 13/ - iustus "справедливый, честный".
l = л [l']-палатализованный перед гласными переднего ряда и очень часто перед гласными непереднего ряда (особенно перед а), [l]-твердый особенно часто, хотя и не всегда, перед у: ляту(с), бокъ /л. 44 об./ - latus "сторона, бок", пуеля, девочка /л. 80 об./ - puella "девочка, девушка"; соль, солнце /л. 97 об./ - sоl "солнце"; луппъ, волкъ /л. 44 об./ - lupus "волк"; консолаторъ, утешитель /л. 36 об./ - consolator "утешитель", но осколюмъ, целование /л. 70 об./ - osculum "поцелуй". Интересна форма написания конечного сочетания -lla:
максилая, челюсти /л. 54/ - maxilla "челюсть", стелая, звЬзды /л. 97 об./ - stella "звезда". Не влияние ли это латинского написания форм множественного числа: maxillae "челюсти", stellae "звезды", где ае = [e]? [24].
m = м [m]: мембрумъ, составъ /л. 54/ - membrum "член, часть"; морсь, смерть /л. 54/ - mors "смерть".
n = н [n]: небуля, мгла /л. 61 об./ - nebula "туман", ману(с), рука /л. 54/ - manus "рука".
p = п [p]: плювия, дождь /л. 80 об./ - pluvia "дождь"; пупилая, зЬница /л. 80 об./ - pupilla "зрачок".
qu = ку, кв [ku], [kv]: куесторъ, казначеи /л. 50/ - quaestor "квестор", квадратумъ, четвероуголное храминъ /л. 39 об./ - quadratum "квадрат".
r - р [r]: коръ, сердце /л. 37 об./ - cor "сердце"; курто(с), горбать /л. 38/ - curtus "укороченный, однобокий".
s = с [s]: сенекта, старость /л. 97 об./ - senecta "старость"; пе(с), нога /л. 81/ - pes "нога"; единичные примеры с s-интервокальным дают, кажется, чтение [s], а не [z]: кесарь /л. 23об.-24/ - caesar, ср. в азбуковнике конца ХVII в.: васус, носъ /л. 64 об./ - nasus "нос" (в тексте ошибочно в-). Интересно встречающееся трижды написание -сь в конце слова: морсь, смерть /л. 54/ - mors "смерть"; ось, уста /л. 70 об./ - оs "рот, уста"; ось, кость /л. 70 об./ - оs "кость".
t = т [t]: трибатумь, перево(з) /л. 104 об./ - tribatum "дань, подношение"; материя, естества /л. 55 об./ - materia "материя".
х = кс [ks]: кокса, голень /л. 37 об./ - соха "бедро"; рексъ, король /л. 89/ - rex "король".
ch = х [х]: схоларь, ученикъ /л. 96/ - scholaris "студент".
gu = гв, гу (?) [gv], [gu]: лигва, языкъ /л. 44 об./ - lingua "язык".
 
3. Сочетания гласных.
Для устранения зияния между двумя гласными иногда (регулярно в сочетании ia) появлялся эпентетический j: купа мея, грЬхъ мой /л. 21 об./ - culpa mea "мой грех", креяторъ, творецъ /л. 37 об./ - creator "создатель"; кустодия, стража /л. 40/ - custodia "стража, охрана", однако перед у звук [j], как правило, не возникал: калканеумъ, пята /л. 38/ - calcaneum "пятка"; суперцилиумъ, кровь /л. 97 об./ (вм. *бровь) - supercilium "бровь": фруктуумъ, плодовъ /л. 112 об./ - fructuum (G. рl. от fructus "плод").
 
4. Сочетания согласных.
Они передаются достаточно последовательно, а отдельные отклонения от латинского написания объясняются, по всей видимости, ошибками писцов: корнусъ, тЬло /л. 37 об./ - corpus "тело" - явная описка, славаторъ, избавитель обидимы(м) /л. 97 об./ - salvator "избавитель, спаситель" - народно-этимологическая трансформация под влиянием глагола славити. Также нерегулярны и, видимо, связаны с восприятием латинских слов отдельными писцами эпентезы гласных в некоторых сочетаниях согласных: приноцепсъ, государь /л. 80 / об./ - princeps "правитель"; скириба, диякъ думный /л. 97об./ - scriba "писец, секретарь" и даже планита, подъшва /л. 80об./ - planta "подошва" с и-ударным в планИта.
 
5. Постановка ударения в латинских словах "Алфавита" не имеет ничего общего с традиционной латинской системой акцентуации [25]. Писец ставил знаки ударения, руководствуясь двумя принципами: если слово кончалось на гласный звук, ударение ставилось на предпоследнем слоге, если на согласный - на последнем [26]: маритУсъ, мужъ /л. 54/ - maritus "муж"; ункИсъ, ноготь /л. 107 об./ - unguis "ноготь"; нумЕръ, чи(н) /л. 62 об./ - numerus "номер" и т.п.: лякрИма, слеза /л. 44 об./ - lacrima "слеза"; куникУли, кунИлъ есть звЬрь подобенъ зайцу /л. 28 об./ - cuniculi - N.pl. от cuniculus "кролик". Исключение составляют слова на -ия ( матЕрия, естества /л. 55 об./ - materia "материя") и -ая (стелАя, звЬзды /л. 97 об./ - stellae "звезды"), а также еще два слова - лунА, месяцъ (л. 45, среди группы латинских слов) - luna "луна", по аналогии с русским лунА - и кантыкОрумъ, пЬснописецъ пЬсни /л. 29 об./ - форма G. рl. от canticum "песня" (Canticum canticorum "Песнь песней"), при этом следует учесть, что примерно половина латинских слов совсем не акцентована, что не позволяет привлечь их к анализу.
Таковы основные принципы и варианты транслитерации латинских слов в русской книжной традиции начала ХVII в. Прибавив к этому наши знания о произношении тех или иных звуков древнерусского языка (которые, кстати, пока еще слишком скудны), мы можем достаточно явственно представить себе, как звучала латинская речь в устах древнерусского книжника.
 

Примечания

1. ПСРЛ, т. 1. М., 1962, с. 26. Следует, конечно, иметь в виду, что под латинским языком в Киевской Руси понимался язык любой католической народности, ср.: Сл. РЯ XI-ХVII вв., вып. 8, М., 1981, с. 179.

2. ПСРЛ, т. 1. М., 1962, с. 246.

3. Обнорский С.П. Очерки по истории русского литературного языка старшего периода. М.; Л., 1945, с. 71-72.

4. Мещерский Н.А. Источники и состав древней славяно-русской переводной письменности ХI-ХV веков. Л., 1978, с. 28-29; Дурново Н.Н. Введение в историю русского языка. М., 1969, с. 103.

5. Ларин Б.А. Лекции по истории русского литературного языка (X - середина XVIII в.). М., 1975, с. 105. Об этом слове см.: Сл.РЯ XI-ХVII вв., вып. 9. М., 1982, с. 307, ср. польск. mularz и лат. murus "стена".

6. Ключевский В.О. Сочинения, т.3. М., 1957, с. 275.

7. В первой половине ХV в. были переведены документы, относящиеся к Флорентийскому собору. См. Соболевский А.И. Переводная литература Московской Руси ХIV-ХVII веков. СПб., 1903, с. 39.

8. Там же, с.49. О распространении латыни в Древней Руси см. также: Аракин В.Д. Иностранные языки в Русском государстве в ХVI-ХVII вв. - Ученые записки Московского городского пед. института им. В.П. Потемкина, вып. 3. М., 1958, с. 241-273.

9. Безбородько Н.И. Ученая латынь на Украине. - ВЯ, 1978, № 6, с. 85.

10. Булич С.К. Очерк истории языкознания в России (ХIII в. - 1825 г.). СПб.. 1904, с. 186-187.

11. Алексеев М.П. Словари иностранных слов в русском азбуковнике ХVII века. Л., 1968, с. 45.

12. Такую датировку времени создания этого словаря предлагает С.К. Булич, см.: Булич С.К. Указ. соч., с. 182.

13. Алексеев М.П. Указ. соч., с. 89.

14. ГБЛ, собр. МДА, № 173(35), опубликован в работе: Ковтун Л.С. Лексикография в Московской Руси ХVI - начала ХVII в. Л., 1975, с. 268-312.

15. ГПНТБ СО АН СССР, собр. Тихомирова, № 84.

16. Общей для всех орфоэпических традиций мертвых языков является лишь одна черта - они основаны на произносительной базе того языка, носитель которого в данный момент читает то или иное его слово, поэтому латинское t в чтении англичанина и русского будут различаться так же, как t-английское и т-русское. Исключения из этого правила немногочисленны (ср. принятое русское произношение латинского l как полумягкого или чтение h как г-фрикативного).

17. ГПНТБ СО АН СССР, собр. Тихомирова, № 25, лл. 1-129.

18. Проблема записи слов под диктовку обсуждается в работе: Мурьянов В.Ф. Еще раз о минее Дубровского. - ВЯ, 1982, № 5, с. 93.

19. Вероятно, в результате замены неразборчиво написанного сочетания ОЗ в протографе буквой "юс малый".

20. Соответствие лат. с = русск. с [s] характерно для некоторых древнерусских переводных памятников, напр. Луцидариуса, где встречаем сиклопесъ, моноcеръ, Силисия (Sicilia), см. Соболевский А.И. Указ. соч., с. 225, а также - Истории Троянской войны Гвидо де Колумны, Вертограда здравия, Сказания о пропущении водъ изъ травъ и др.

21. В тексте конца ХVI в. из Южной Польши также gklotke "горло бутылки", kodini "часы", Cм.: Derlich L. Rachunek slusarsa frysztackiego z roku 1589. - Jezyk Polski. XXXVII, № 1, s. 25.

22. Фонкич Б.Л. Греческо-русские культурные связи в ХV-ХVII вв. М., 1977, с. 42.

23. Буква j была введена в латинской письменности в ХVI в., см.: Тронский И.М. Историческая грамматика латинского языка. М., I960, с. 73.

24. Допустима, однако, и замена типа *СТЕЛЛЯ > СТЕЛАЯ (где Я обозначалось буквой "юс малый"). О возможности такой ошибки см. Лихачев Д.С. Текстология. Л., 1983, с. 67.

25. Тронский И.М. Указ. соч., с. 61. Об изменении ударения в вульгарной латыни см.: Tagliavini С. Le origini delle lingue neolatine. 6 ed. Bologna, 1972, p. 241-242.

26. Ср.: Колесов В.В. Ударение заимствованных слов в русских памятниках ХVI-ХVII вв. - В кн.: Русская историческая лексикология и лексикография, вып. 1. Л., 1972, с. 8-45.