Чэнь Чжантай

КОРОТКО О НОРМАЛИЗАЦИИ КИТАЙСКОГО УСТНОГО ЯЗЫКА

(Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXII. Языкознание в Китае. - М., 1989. - С. 363-375)


 
Проблему определения критериев нормализации устного языка и формулирования соответствующих требований можно рассматривать с двух точек зрения: во-первых, мы имеем в виду критерии и требования к нормализации самого устного языка, во-вторых, нормы и критерии его употребления в различных видах общения.
Рассмотрим сначала первый аспект. Нормы устного китайского языка в целом должны быть такими же, как и письменного. В качестве стандарта следует принять путунхуа, т.е. следует говорить на путунхуа. Однако между устным и письменным языком неизбежно существование определенных различий, поэтому при нормализации устного языка нельзя не учитывать некоторые его особенности.
Главные особенности устного языка, по-видимому, заключаются в следующем.
1. Устный язык непосредственно связан со всеми сторонами человеческой деятельности. Эта деятельность осуществляется непрерывно, она в высшей степени разнообразна, изменчива, и поэтому изменения в устном языке и его развитие также происходят сравнительно быстро, удельный вес языковых новшеств, естественно, также довольно высок. Если взять в качестве примера пекинский диалект, то за последние несколько десятков лет в нем произошли большие изменения. Так, существовавшее в 30-е гг. в произношении некоторых пекинских девочек явление цзяньинь в настоящее время получило гораздо более широкое распространение. Сейчас так говорят не только большинство девочек, но и многие мальчики и даже кое-кто из взрослых людей среднего и молодого возраста; так говорят не только в среде школьников и студентов, но продавцы и официанты, а иногда даже дикторы радио. Существование и распространение явления цзяньинь не соответствует закономерностям изменений в фонетике среднекитайского языка и, можно сказать, вносит путаницу. Так, (1) цзянь 'устанавливать' в (2) цзяньшэ 'строительство' (3) сяо 'маленький' в (4) сяоси 'ручеек', (5) цзинь 'теперь' в (6) цзиньтянь 'сегодня', (7) ся 'выходить' в (8) ся чэ 'выходить из машины' (9) сюэ 'учиться' в (10) сюэси 'учиться', (11) сянь 'современный' в (12) сяньцзай 'сейчас', (13) цзю 'вино' в (14) хэ цзю 'пить вино', (15) цзю 'девять' в (16) цзюгэ 'девять штук' теперь читаются с цзяньинь; их начальные согласные очень близки к z, с, s и при этом содержат палатальный фрикативный оттенок. Далее, часть слогов, не имеющих инициали, некоторые жители Пекина произносят со звонкой инициалью [v]. Большая часть таких слогов состоит из финали wen, имеются также такие финали, как wei, wang, weng. Например, иероглиф (17) вэнь1 'теплый' читают ven, (18) вэнь2 'слышать' - vén, (19) вэнь3 'стабильный' - ven, (20) вэнь4 'спрашивать' - vèn, (21) вэй1 'величие, авторитет' - vei, (22) вэй3 'великий' - vei, (23) ван1 'водная гладь' - vang, (24) ван2 'князь' - váng, (25) вэн1 'старик' - veng, (26) вэн4 'горшок' - vèng. Изменения претерпели также инициали, финали и тоны некоторых морфем пекинского диалекта. Например, (27) ай 'педант' некоторыми читается ái, а некоторыми - dai, (28) хун 'радуга' - jiàng и hóng, (29) ман 'ость' - máng и váng, (30) цзань 'временно' - zàn и zhàn, (31) шу 'завязать' - shù и sù, (32) жо 'столь'- ruò и nuò, (33) чань 'молитва' - chàn и qian, (34) э 'угодничать' - е и а, (35) чоу 'тухлый' - chòu и xiù, (36) лу 'появиться' - lòu и lù, (37) ша 'здание' - shà и xià, (38) цзинь 'сдержаться' - jin и jìn, (39) чао 'шуметь' - chao и сhао, (40) до 'много' - duo и duò, (41) лю 'течение' - liú и liu, (42) цзянь 'увидеть' - jián и jiàn, (43) чжо 'выделяться' - zhuo и zhuó, (44) сы 'думать' - i и ì, (45) пэнь 'аромат' - pen и pèn, (46) ци 'лак' - qi и qì (47) би 'кисть' - bi и bì и т.д. Некоторые морфемы произносятся неправильно, однако такое неправильное произношение подхвачено очень многими, и оно стало привычным, например (48) лу 'разбойник' произносят lü, (49) цянь 'крапива' - хún, (50) цзяо 'дрожжи' - xiào, (51) янь 'темно-красный' - yin, (52) ча 'буддийский храм' - shà. Некоторые жители Пекина старшего возраста, эризуя финали, часто произносят слова с добавлением недлительного звука [r], например (53) тудоур 'картофель' и т.д. Имеются также случаи, когда инициали z, с, s произносят как [t©, t©', ©]. Кроме того, существуют и другие особые чтения [1].
Что касается лексики и грамматики пекинского диалекта, то в них также происходят немалые изменения. В лексике появляются все новые группы неологизмов и научно-технических терминов, отражающих новые явления действительности, и пожалуй, наиболее интересным является возникновение в последнее время в молодежной среде множества слов выражающих понятия "положительного" и "отрицательного". Например: слово (54) gài 'хороший', 'очень хороший', 'превосходный', 'красивый', 'величественный', 'приятный на вид', 'способный', (55) gàimàor 'чрезвычайно хорошо'; (56) chòng 'хорошо', 'очень хорошо', (57) bèirchòng 'очень хорошо', 'чрезвычайно хорошо', 'превосходно'; (58) shuài 'красивый, приятный на вид', 'имеющий хорошие манеры'; (59) pài 'модный, имеющий хорошие манеры', 'шикарный'; (60) zhèn 'выиграть', 'превзойти', 'задавить', 'ошеломить'; (61) báizhèn 'безусловно выиграть', 'непременно ошеломить', 'несомненно превзойти'; (62) fènr 'хороший', 'красивый', 'приятный', 'шикарный', 'способный', 'талантливый'; (63) méizhi 'превосходно', (64) bi, иероглиф, может быть, и не тот: значит 'хороший', 'сильный', 'превзойти'; (65) jué, 'очень хорошо', 'превосходно', (66) chái, 'второстепенный', 'уступающий по качеству', 'плохой', 'скверный'; (67) cì 'уступающий по качеству', 'плохой', 'отвратительный'; (68) qiè, 'гнусный', 'деревенщина', 'отвратительный', 'скупой'; (69) è некоторые произносят ngè 'плохой', 'жестокий', 'дикий', 'злобный', 'язвительный', 'отвратительный'. Для обозначения подобных понятий употребляются также такие слова, как (70) 'здорово', (71) 'плохой', (72) 'дрянь'. Значение слова шифу 'наставник' расширилось, и оно из специального стало общеупотребительным уважительным обращением, которое широко используется. Что касается грамматики, то хотя она отличается сравнительной стабильностью, но и в этой области произошли кое-какие изменения. Например, резко расширилось употребление счетного слова гэ, которым в устной речи можно теперь иногда заменять такие счетные слова, как тяо, гу, цзо, чжан, тоу, пи, гэнь, чжи. чжань, вань, куай, бу, лян. Можно, например, говорить цзигэ юй 'несколько рыб', игэ си 'одна пьеса', лянгэ чжун 'два семечка', саньгэ чжоцзы 'три стола', сыгэ чжу 'четыре свиньи', угэ ма 'пять лошадей', люгэ сюэгао 'пять порций мороженого', цигэ цзи 'семь кур', игэ мадэн 'один фонарь "летучая мышь'", лянгэ цай 'два блюда', саньгэ дяньсинь 'три пирожных", игэ цичэ 'одна машина', игэ цзысинчэ 'один велосипед'. Кроме того, широко используются модальные частицы (97) ба и (98) ма. Ба обычно появляется только в конце предложения и выражает полудоверие, полусомнение или же сомнение, преобладающее над доверием, однако пекинская молодежь (особенно девушки) сейчас употребляет ба постоянно, причем нередко эта частица появляется и в середине предложения. например: Цзотянь ба, во каньды нагэ дяньин ба, чжэнь цзяо бан 'Фильм, который я вчера посмотрела, действительно хорош' или: Во гэнь ни шо ба, на цзянъ ши ба, ни идин дэй бань 'Послушай, что я тебе говорю это ты обязательно должна сделать'. Здесь ба служит только для заполнения паузы. Ма в подавляющем большинстве случаев употребляют люди среднего и старшего возраста, особенно часто - кадровые работники, занимающие определенные руководящие должности. Наличие частицы ма иногда может придавать интонации фразы более мягкий оттенок, например: Тянь хэй лэ, бе цюй лэ ма 'Стемнело, не ходи', Ю хуа ни цзю шо ма 'Есть что сказать - говорите'. Однако иногда эта частица выражает и резкость, холодность высказывания, например: Ни цзи шэммэ, чжэ чжун ши цзун яо маньмань бань ма 'Что ты торопишься - в таких делах не спешат', Вомэнь дэй яньцзю яньцзю ма 'Нужно изучить этот вопрос'. Непрерывно расширяется употребление глагольно-объектных конструкций (VO), удельный вес высказываний, содержащих такие конструкции резко возрос. Например: пао ма 'скакать на лошади', фанбянь гукэ 'заботиться об удобстве клиентов', И го фань чи угэ жэнь 'Пять человек едят из одного котла', Цяо шан цзоу цичэ, цяо ся цзоу хочэ 'По мосту ездят машины, под мостом - поезда', шицзянь бу до, цзуй до цзян игэ жэнь 'Времени немного, выступит не более одного человека', ман вань-фань 'занят ужином', дачжо дуцзы 'набравшись смелости', пай дяньинпяо (пай дуй май дяньинпяо 'стоять в очереди за билетом в кино'), чи чжанфу (као чжанфу шэнхо 'жить на иждивении мужа'), Вомэнь цзя шу во ай 'В нашей семье у меня самый маленький рост', цаньцзя намо до ды жэнь 'участвует так много людей', се либай (цзай либайтянь сюси 'отдыхать в выходной день'), пао Шанхай (ван Шанхай пао 'ехать в Шанхай'), цо фэйцзао (юн фэйцзао цо 'мыть с мылом'), линь юй (бэй юй линь 'промокнуть под дождем'), датин бе жэнь (сян бе жэнь датин 'осведомиться у других'), та фан (фан та 'дом обвалился'), лян дэн (дэн лян 'лампа зажглась'), май тоу игэ (тоу игэ май 'купить первым'). Даже те конструкции, которые в свое время не относились к глагольно-объектному типу (VO), сейчас все шире употребляются как глагольно-объектные и допускают разъединение компонентов. Например: гао шэмо син 'чему радоваться', дэн лэ гэ цзи 'зарегистрироваться', тунго сань нянь сюэ 'учиться вместе в течение трех лет', бан ле игэ дао ман 'помог в беде. Кроме того, молодежь постоянно употребляет высказывания типа дэн хур во 'подожди меня' [2].
2. Устный язык первичен, обычно он не бывает стилистически гладок, и в нем встречается много неясностей, в его составе много ненормализованных языковых единиц и языковых излишеств, поэтому и читать его письменную запись сравнительно сложно. Мы записали два фономатериала.
Первый отрывок - это высказывание старого пекинского рабочего о том, "понимают ли жители Пекина, что такое джинсы". Хотя основная мысль в целом ясна, однако речь его недостаточно последовательна, страдает повторами и многословием, некоторые слова непонятны. Второй отрывок представляет собой запись рассказа ученика средней школы о том, как он отвечал на уроке на вопросы учителя. Речь его совершенно беспорядочна, произвольно перескакивает с одного на другое. Разобрать, что он хочет сказать, чрезвычайно трудно.
3. Устный язык - это язык, к которому человек привыкает с самого раннего возраста. Обычно к 11-12 годам уже формируются умения и навыки разговорного языка. Впоследствии, даже если человек овладевает определенной разновидностью стандартного устного языка, все же в его речи постоянно проявляются ранее сформировавшиеся особенности, характерные для родного языка (под последним мы понимаем главным образом устный диалект). Это является реальной проблемой, стоящей перед уроженцами диалектных районов, которые изучают путунхуа. Например, когда на путунхуа говорят носители диалекта Минь, они часто вместо zh, ch, sh произносят z, с, s; zhèngshi 'официальный' произносят как zèngsi, chéngbào 'докладывать' - как céngbào; звук f произносят как h, fangdi 'земля' произносят как huangdi 'пустошь', fafèn 'воодушевиться' - как huahùn. Часть людей путает u и i: yujù 'предметы для защиты от дождя' произносят как yiji и т.д. В области лексики часто наблюдаются такие ошибки: вместо xian 'свежий' говорят tián, вместо rén pàng 'полный человек' - rén fèi, вместо caozhi 'грубая бумага из соломы' - cuzhi, вместо dongzhi 'зимнее солнцестояние' - dongjié, вместо kèrén 'гость' - rénkè, вместо xihuan 'нравиться' - huanxi, вместо yanzhu 'глаза' - уаnrén, вместо уì jin bàn 'полтора цзиня' - jin bàn, вместо dì yi míng 'первое место' - tóu míng, вместо xià yu 'идет дождь' - luò yu, вместо dayú 'ловить рыбу' - zhua yú, вместо zhong dì 'обрабатывать землю' - zhong tián и т.д. Кроме того, многие слова, которые в путунхуа являются двусложными, в диалекте превращаются в однослоги.
В области грамматики различия между путунхуа и диалектом находят наиболее яркое выражение в употреблении таких конструкций: вместо цзинь чэн цюй 'пойти в город' - цюй чэн ли, вместо во дабудао та 'я с ним не справлюсь' - во да та будао, вместо во чи го лэ 'я поел' - во ю чи, вместо ни каньдао мэйю 'видел ли ты?' - ни ю каньдао мэйю, вместо май и цзинь ю 'купить один цзинь масла' - ю май и цзинь, вместо ни гаосу та 'скажи ему' - ни дуй та цзян и т.д.
4. Устный язык развивается в соответствии с принципом экономии языковых средств. В разговоре определенность ситуации и использование вспомогагельных средств позволяют опустить некоторые даже важнейшие языковые единицы. Например: Во цзо угуй (дяньчэ) (цзоу) - 'Я поеду на троллейбусе'; Ганцай цзедао (и гэ) чанту (дянъхуа) - 'Мне только что позвонили по междугородному (телефону)', сы цзи чи (бу) цзо сяо хар бэйжу, ли (цзы бу хэ) мянь (цзы бу) цюань (доу) яо - 'отрезать несколько метров ткани, чтобы сшить ребенку одеяло; нужна материя и на подкладку, и на лицевую сторону'; (Ю) полань ды (цин налай) май 'Есть утиль - продавайте'; хэ эр лян (цзю) 'выпить два раза по пятьдесят граммов вина', (май) лян чжан (дао) Сисы (ды чэ пяо) 'купить два билета до Сисы' [3].
Исходя из особенностей устного китайского языка, мы считаем, что для устного языка общие критерии его нормализации должны быть несколько ниже, чем для письменного. Это условие, однако, действительно лишь для общения людей между собой, но не для диалога "человек - машина" и решения других задач языковой коммуникации в области техники, так как чем более совершенным является техническое оборудование, тем чувствительнее машина, возможности которой все же в определенной степени ограничены. Если устный язык использовать в этой сфере, не подвергнув его жесткой нормализации, то он не будет соответствовать требованиям, предъявляемым техникой, и в результате она не сможет полностью раскрыть свои возможности. Мы считаем, что те ненормализованные единицы устного языка, которые представляют собой явные новообразования и затрудняют взаимное общение, неприемлемы и от их употребления следует отказаться. К остальным новообразованиям, некоторым диалектизмам, а также отдельным неупорядоченным и сокращенным формам следует относиться осторожно и в то же время проявлять к ним доверие и терпимость. Если только они не затемняют смысл сказанного, не влияют на взаимопонимание и не ведут к двусмысленностям, то, как правило, не следует с легкостью их дезавуировать и спешить со внесением исправлений.
Среди людей, говорящих на устном китайском языке, существуют различия в национальной принадлежности, возрасте, профессии, уровне образования, языковой подготовке; родными для них являются разные языки и диалекты. По этим и другим причинам резко различается и уровень владения устным китайским языком. Исходя из интересов тех, кто им пользуется, и реальной ситуации, в которой он употребляется, нами разработаны следующие исходные требования к трем уровням его нормализации.
С учетом происхождения из той или иной местности, различия в уровне образования, профессии должны в определенной степени различаться и требования к уровню владения путунхуа теми или иными лицами. С точки зрения происхождения из определенной местности требования к уроженцам районов распространения северокитайских диалектов должны быть несколько выше, чем к уроженцам других диалектных районов, особенно районов, где говорят на диалектах У, Юэ и Минь. С точки зрения общеобразовательного уровня требования к тем, кто получил образование в объеме средней школы и выше, должны быть жестче, а к остальным - мягче. С точки зрения профессии дикторы центральных и провинциальных радиостанций, артисты, выступающие в театре, кино и по радио, преподаватели китайского языка и письменности, а также преподаватели иностранных языков учебных заведений всех типов в крупных и средних городах, специалисты в области науки и техники, имеющие отношение к проблемам искусственного интеллекта, основные категории сотрудников внешнеполитического аппарата, переводчики, экскурсоводы, работающие в бюро путешествий и туризма, а также в музеях и на выставках, - все эти люди должны говорить на путунхуа, отвечающем требованиям первого уровня. Руководящие кадровые работники партийных и государственных органов уездного звена и выше, все офицеры вооруженных сил в ранге командира роты и выше, преподаватели всех предметов в учебных заведениях всех типов в крупных, средних и малых городах (включая также учителей китайского языка и письменности средних и начальных школ малых городов, поселков и деревень), дикторы радиостанций административных районов и уездных радиостанций, персонал учреждений торговли, транспорта, связи, кадровые работники крупных и средних промышленных предприятий - все они должны говорить на путунхуа, отвечающем требованиям второго уровня и выше. Кроме того, все получившие хотя бы начальное образование, независимо от места рождения и профессии, должны говорить на путунхуа, соответствующем требованиям третьего уровня и выше. Считается, что путунхуа третьего уровня распространен в тех районах, на тех предприятиях и в учреждениях, где 80% и более людей может говорить на этом языке. Что касается распространения путунхуа в учебных заведениях, то там требования должны быть несколько жестче. Если у некоторых категорий лиц уровень владения путунхуа не достигает сформулированных выше критериев, то необходимо предпринять эффективные меры для его подъема с тем, чтобы добиться возможно более быстрого распространения путунхуа в масштабе всего Китая.
Далее обсудим второй аспект нормализации устного языка, а именно лроблему нормы и требований к употреблению языка в различных видах общения. Вопрос этот достаточно сложен, здесь можно сделать лишь несколько самых общих замечаний. Существуют разнообразные формы употребления языка, но они сводятся к трем: первая - это чтение текста или выступление по заранее подготовленному тексту. Сюда относятся, например, употребление языка в радиопередачах, кинофильмах, пьесах юмореских и диалогах, разученных заранее по ролям, объяснения экскурсоводов. В этой сфере общения употребляется в большинстве случаев подвергнутый обработке литературный язык, т.е. так называемая устная форма письменного языка. Вторая форма - это употребление языка в подготовленных выступлениях, докладах, лекциях, устных рассказах и т.п. Третья форма - это употребление языка в быту, повседневные разговоры, телефонные беседы, а также импровизированные выступления. Первая форма фактически не входит в сферу употребления устного языка, о ней мы здесь говорить не будем. Вторая и третья формы хотя и различаются в определенной степени, однако по своему языку во многом сходны. У них есть общие особенности, и к ним можно предъявить общие требования. Эти требования могут быть высокими и низкими. Самое высокое требование - сделать свое высказывание увлекательным и волнующим, оказывающим воздействие на других. Конкретно, для этого необходимо говорить четко, бегло, логично, ясно выражать общий смысл и уметь подчеркнуть главную мысль своего сообщения. Речь должна быть безупречной в стилистическом отношении, сжатой и лаконичной, с регулярными паузами, с правильными интонациями. Минимальные требования заключаются в том, чтобы речь отражала смысл, слова произносились четко и понимались другими людьми безошибочно, а также понимались машиной, когда человек дает ей определенную команду.
Так как в течение длительного времени значение устного языка недооценивалось и хорошая подготовка в этой области была редким явлением, сейчас уровень владения устным языком у всех народов Китая далек от идеального. Беседы, ведущиеся ясно и отчетливо, можно услышать нечасто; чаще слышишь бессвязную, многословную речь. Мы сделали письменную запись двух диалогов. Первый из них - это отрывок из диалога сына - ученика средней школы со своим отцом. Сын рассказывает отцу о том, как в граверной мастерской отказались вырезать ему деревянную печать. Этот ученик ужасно многословен, долго ходит вокруг да около, но так и не может четко изложить, что произошло.
Вторая фонозапись представляет собой часть выступления сотрудника административного отдела одного из учреждений на собрании, посвященном подведению итогов работы. Смысл выступления сводится к тому, что говорящий не слишком разобрался в работе отдела и нуждается в помощи начальника. Это можно было бы высказать в двух предложениях, однако он произносит целую речь.
Такой уровень владения устным языком следует считать крайне низким. Только осуществление нормализации устного языка дает возможность повысить эффективность его употребления. Конечно, вопрос о нормализации поднимается, исходя из потребностей использования устного языка в целом. При этом, естественно, не ставится задача ограничивать то, что говорится в домашней беседе отца и сына или в некоторых других ситуациях общения.
Требования к употреблению устного языка людьми разных профессий и в разных ситуациях общения должны в определенной степени различаться. В целом к лицам, имеющим много возможностей для употребления устного языка, входящим в контакт с большим числом людей, к тем чье мнение оказывает на людей влияние, требования должны быть несколько выше. К таким лицам, например, относятся все ответственные работники партийных, государственных органов, а также военные, дикторы, артисты, учителя, медицинский персонал, дипломаты, переводчики, гиды и экскурсоводы, адвокаты, кадровые работники политико-юридических органов, трудящиеся предприятий торговли, транспорта, связи, все руководящие работники промышленности, а также лица, занимающиеся научными исследованиями в области прикладной лингвистики. К другим людям требования могут быть несколько ниже. Требования к языку публичных выступлений, речей, произносимых в официальной обстановке, должны быть несколько выше, а к языку, используемому в повседневной жизни, предъявляемые требования могут быть несколько ниже.
 
Способов нормализации устного китайского языка достаточно много, но в целом они сводятся к следующему.
Во-первых, необходимо расширить исследование путунхуа и пекинского диалекта с тем, чтобы создать теоретические и практические основы нормализации устного китайского языка. В 50-е гг. путунхуа было дано следующее определение: произносительный стандарт - фонетика пекинского диалекта; базируется на северокитайских диалектах; грамматическая норма - образцовые произведения на современном байхуа. Это определение можно назвать практически всеохватывающим. Однако если вдуматься в проблему, то в этом определении обнаруживаются кое-какие общие места и становится ясным, что ряд вопросов требует углубленного исследования. Например, что является стандартом для "фонетики пекинского диалекта", что он в себя включает, где граница между пекинским стандартным и местным произношением и, наконец, что является нормой для нейтрального тона, эризации, как изменялось пекинское произношение на протяжении последних нескольких десятков лет, как относиться к некоторым новым явлениям в пекинском произношении? Далее, не очень ясны, например, критерии нормализации лексики: неясно, что представляет собой слово в путунхуа, где граница между лексикой путунхуа и диалектной лексикой, в каком отношении друг к другу находятся лексика северокитайских диалектов и лексика пекинского диалекта, слово устного языка и слово письменного языка, где граница между лексикой современного китайского и древнекитайского языка, как осуществить нормализацию некоторых разделов специальной терминологии. Ряд вопросов возникает и в отношении грамматической нормы: например, какие произведения могут рассматриваться как образцовые произведения на байхуа, считать ли образцовыми произведения таких авторов, как Лу Синь, Го Можо, Лао Шэ, Чжоу Либо, Чжао Шули, в каком отношении к грамматике путунхуа находятся грамматика пекинского диалекта и грамматика северокитайских диалектов, в чем разница между грамматикой устного и письменного языка и как они связаны между собой, как относиться к некоторым, не соответствующим грамматическому узусу, явлениям в устном языке, как унифицировать систему грамматики китайского языка для преподавания, как составить нормативную грамматику. После проведения тщательных, глубоких исследований следует создать труды, непосредственно направленные на нормализацию языка, которые можно было бы использовать и которыми можно было бы руководствоваться в повседневной деятельности. Такими трудами могли бы быть, например, "Большой нормативный словарь современного китайского языка", "Нормативная грамматика современного китайского языка", "Грамматика устного китайского языка", "Словарь синонимов", "Словарь устного путунхуа", "Орфоэпический словарь путунхуа", "Словарь пекинского диалекта".
Следует создать специальное научное учреждение, которое бы вело работу в области всестороннего, углубленного обследования и изучения проблем устного языка, создания и выпуска всевозможных высококачественных научных докладов и статей по данной тематике. Все это заложило бы научную базу для нормализации устного китайского языка, дало бы необходимый справочный материал. Такое учреждение, имеющее определенный персонал и разнообразное техническое оснащение, по-настоящему развернуло бы работу, в полной мере используя при этом современную технику, а также другие методы исследований. Такое учреждение должно было бы быть достаточно авторитетным и иметь разрешение вносить на рассмотрение правительства предложения по вопросам, связанным с разработкой языковой политики, разрешать некоторые ставящиеся общественностью проблемы нормализации устного языка и т.д.
Во-вторых, необходимо активизировать обучение детей и молодежи устному языку, упорно повышать их уровень владения устным языком, так как детство и юность - это золотое время для изучения языка и за него надо браться с самого раннего возраста. Это - основа для нормализации устного языка. В целом человек проходит в своем языковом развитии три этапа: детство, юность и молодость. В детстве главное - изучение языка, в юности - его обогащение, в молодости - дальнейшее развитие. Правилен язык или неправилен, богат или беден, высок или низок уровень владения устным языком - все определяется на этих трех этапах. Для того чтобы действительно поднять уровень владения устным языком у детей и молодежи, необходимо предпринять конкретные эффективные меры: нужно ввести в детских садах и начальных школах с самых ранних этапов воспитания уроки устной речи (шо хуа кэ), составить унифицированные учебные материалы по устному языку, развивать у детей навыки говорения и восприятия речи на слух, обучать их декламации, диалогам, учить рассказывать сказки, готовить устные сочинения; на уроках китайского языка и письменности в средней школе необходимо изменить имевшую место в прошлом традицию, когда, обучая детей читать и писать, не уделяли должного внимания развитию навыков говорения и восприятия речи на слух; нужно реально усилить обучение устному языку; в число единых выпускных экзаменов следует обязательно включить и экзамен по устному языку, оценка за который должна идти в общий зачет; еще более высокие требования следует предъявлять к студентам педагогических учебных заведений: те, кто в должной степени не знает путунхуа, имеет низкий уровень владения устным языком, не должны получать дипломы или направляться на преподавательскую работу. Обучение детей и молодежи устному языку необходимо также использовать для развития их мышления, обучения логике, стилю и другим дисциплинам, всестороннего развития их интеллектуальных способностей.
В-третьих, необходимо ввести определенные административные установления, опубликовать их в качестве официальных документов и на деле придерживаться содержащихся в них требований. Некоторые из этих установлении можно было бы вводить в действие постепенно. В настоящее время в Конституции ясно записано: "Государство распространяет путунхуа, который является общим языком всей страны". Это чрезвычайно важно, однако необходимо принять еще действенные меры, ввести необходимые установления с тем, чтобы обеспечить на практике неуклонное выполнение закрепленной в Конституции задачи распространения путунхуа. Так, работники всех партийных и государственных органов, офицеры и солдаты вооруженных сил, все преподаватели вузов и учителя школ, рабочие и служащие сферы обслуживания, промышленности и административных учреждений, как правило, все должны говорить на путунхуа, соответствующем требованиям первого или второго уровня, а некоторые из них - иметь достаточно высокий уровень владения устным языком; те, кто не соответствует предъявляемым требованиям, должны пройти обучение. Конечно, в отношении рабочих и служащих, представителей национальных меньшинств нужно разработать особые установления. Необходимо также установить и черным по белому это записать, что в учреждениях, тесно связанных с профессиональным применением устного языка, таких, как педагогические учебные заведения, театральные, музыкальные и художественные училища, радио, кино, телевидение, в театральных и концертных коллективах, на телефонных узлах, в музеях и выставочных залах, в ведомствах, занимающихся внешними связями, туристических и экскурсионных агентствах, медицинских учреждениях, в торговле при наборе персонала необходимо подвергать кандидатов на должность строгому экзамену по устному языку, а не сдавших его - на работу не принимать. При разработке этих установлении и проведении их в жизнь необходимо усиливать реальное взаимодействие партийных, государственных органов и армии, сфер промышленности, сельского хозяйства, торговли и образования, добиваться ощутимых результатов.
В-четвертых, нужно создавать исследовательские и учебные группы, курсы усовершенствования, устраивать лекции и т.п., готовить специалистов по проблемам устного языка, непрерывно расширять их влияние. Эти группы и курсы должны быть самыми различными: как общекитайскими, так и местными, работать как под эгидой правительства, так и на общественных началах. Их формы должны быть гибкими и разнообразными, содержание работы - всегда конкретным.
В-пятых, необходимо действовать в тесной координации с движением за "пять норм и четыре эстетических принципа", усиливать пропаганду "красивой речи", использовать различные формы и методы пропаганды, подчеркивать важность нормализации устного языка и владения им, а также активно выступать в обществе за красоту и правильность устной речи. Необходимо организовывать различного рода мероприятия, во время которых в разнообразных формах употреблялся бы устный язык, например такие, как смотры-конкурсы владения путунхуа, состязания в ораторском искусстве, конкурсы устных сочинений, вечера рассказчиков, поэтические вечера, морально и материально поощрять тех, кто отлично владеет устным языком, отмечать положительные примеры в этой области.
В-шестых, необходимо по-настоящему усилить языковую подготовку отдельно взятых лиц, упорно повышать их уровень владения устным языком. Это чрезвычайно важно и эффективно. Главное здесь - помочь каждому изучить свои индивидуальные языковые особенности, проанализировать слабые стороны своего устного языка, определить конкретные требования и целенаправленно учиться. Особенно важно научить упорно упражняться в употреблении языка, постепенно ликвидировать недостатки в данной области, вырабатывать быструю реакцию, привычку сначала думать, а потом говорить, и говорить быстро, четко, живо и лаконично.
Кроме того, существуют и некоторые другие способы, например запись тех, кто имеет сравнительно высокий уровень владения устным языком и умеет правильно его употреблять, на пластинки, магнитофоны, видеомагнитофоны и другие звукозаписывающие и звуковоспроизводящие устройства с последующим распространением этих записей для достижения наглядности в обучении. Что касается подъема культуры и образования всей китайской нации, всемерного развития ее интеллектуальных возможностей, то, конечно, это также тесно связано с проблемами повышения уровня владения устным языком.
 

Примечания

1. Об особых чтениях слов в пекинском диалекте см. статью Сюй Шижуна "Разграничение прозношения путунхуа и пекинского местного произношения в журнале Пекинского института языка "Юйянь цзяосюэ юй яньцзю", 1979, № 1.

2. О грамматике устного диалекта Пекина см. статью Сюй Шижуна "Беседы об устном диалекте Пекина". - "Чжунго юйвэнь", 1982, № 1.

3. Об особенностях устного языка см. третью главу книги Чэнь Цзяньминя "Речь и письмо", выпущенной издательством "Гуандун жэньминь чубаньшэ" в 1979 г.