Е. В. Головко

АЛЕУТСКИЙ ЯЗЫК

(Языки мира. Палеоазиатские языки. - М., 1997. - С. 101-116)


 
1.1.0. Общие сведения.
1.1.1. Стандартное современное название - алеутский язык (the Aleut language). Происхождение названия "алеут" и, соответственно, "алеутский язык" точно не известно. В 1930-е гг. в лингвистической литературе на русском языке предпринимались попытки ввести новое название языка - унанганский язык - на базе алеутского самоназвания унан,ан (общий термин на базе указательного местоимения уна- 'там, на низком берегу: вид с моря', покрывающий несколько самоназваний племен; в западном диалекте [о. Атка] - унан,ас), однако они не увенчались успехом. Алеуты называют свой язык унан,ам тунуу; унаyн,ам умсуу 'алеутский язык'.
1.1.2. Алеутский язык (А.я.) относится к эскимосско-алеутской семье языков. Впервые предположение о родстве алеутского и эскимосских языков было высказано независимо Р. Раском и В. И. Иохельсоном на рубеже XIX и XX вв. Окончательно родство А.я. и эскимосских языков доказано в 1950-х гг. в работах Г. Марша и М. Сводеша, а также К. Бергсланда.
1.1.3. До первых контактов с русскими в середине XVIII в. алеуты заселяли всю гряду Алеутских о-вов и юго-западную оконечность полуострова Аляска (всего ок. 160 поселений) и насчитывали примерно 8-10 тыс. чел. До контактов с русскими алеуты разделялись на восемь племен: (1) к,агаан тайаг,ун,ин, букв, 'люди востока'; жили по крайней мере в 34 поселках на Аляске (Алахсха), Шумаганских о-вах (к,агииг,ун), о. Санак и небольших островках к северу от него (кутхин), о. Унимак (унимах, или унимгих,); (2) к,игииг,ун - ок. 40 поселков в восточной части Лисьих о-вов, о-вов Креницына, восточной части о. Уналашка; (3) к,аwалан,ин - не менее 28 поселков на западе Лисьих о-вов, в западной части о. Уналашка и о. Умнак; (4) акууг,ун - восемь поселков на Четырехсопочных о-вах (унииг,ун); (5) нииг,уг,ис - ок. 30 поселков на Андреяновских о-вах, включая о. Канага; (6) наа 'мигус - не менее 9 поселков на о. Танага и Delarof Islands; (7) к,ах,ун (в западном диалекте [о. Атка] - к,ах,ус) - не менее 10 поселков на Крысьих о-вах; (8) сасигнан - многочисленные поселки (даже приблизительное число неизвестно) на Ближних о-вах.
Компактные места расселения алеутов сегодня находятся на Алеутских о-вах, о-вах Прибылова (США), а также на Командорских о-вах (РФ). На последние две группы островов алеуты были частично переселены с Алеутских о-вов Российско-американской компанией в несколько приемов в течение XIX века. Общее число алеутов на сегодняшний день составляет несколько менее 6 тыс. чел.: из них около 700 чел. в РФ и около 5 тыс. в США.
1.2.0. Лингвогеографические сведения.
1.2.1. Современные алеуты говорят на следующих диалектах: западный диалект (на нем говорят алеуты о. Атка - Алеутские о-ва), восточный диалект (о-ва Уналашка, Умнак, Акутан - Алеутские о-ва; о-ва Св.Павла и Св. Георгия - о-ва Прибылова; Кинг Коув, бывш. Белковский; а также на полуострове Аляска), беринговский диалект (о Беринга - Командорские о-ва). Последний можно не выделять в качестве самостоятельного: он практически полностью совпадает с западным, отличаясь от него в двух отношениях - некоторой архаичностью форм и большим числом лексических и структурных заимствований из русского языка. Язык медновских алеутов, современные носители которого против своей воли были переселены в 1960-е гг. с о. Медный в с. Никольское на о. Беринга, представляет собой самостоятельный язык и относится к классу смешанных язьгков (см. статью "Медновских алеутов язык"). До середины XX в. существовал еще один алеутский диалект - аттуанский (по названию о. Атту - самый западный остров в группе Алеутских), обнаруживавший самые большие фонетические и лексические отличия от других диалектов. Исчезновение этого диалекта было ускорено пленением жителей Атту японским десантом в 1942 г. и перемещением пленных в Японию, а после войны переселением оставшихся в живых аттуанцев американскими властями на о. Атка.
В настоящем очерке в основном приводятся сведения по западному диалекту; указывается лишь на основные отличия восточного и аттуанского диалектов.
1.3.0. Социолингвистические сведения.
1.3.1. Все диалекты А.я. как на территории РФ, так и в США находятся на пути к полному исчезновению, что обусловлено прежде всего сильнейшим давлением русского и английского языков, а также неразумной культурной, образовательной, языковой политикой, которая проводилась в первой половине XX в. как в СССР, так и в США. Ближе всех к состоянию так называемой языковой смерти находится беринговский диалект, которым как родным владеют три-пять человек (общее число алеутов в с. Никольское, включая медновских алеутов, составляет ок. 280 чел., тогда как общее число жителей села ок. 1500 чел.).
Структура населения современных поселков на территории США в целом более благоприятна для сохранения языка. Исчезновение происходит более медленными темпами. Так, если в 1950-х гг. все дети дошкольного возраста на о. Атка знали только А.я., то двадцать лет спустя все они были полными билингвами (добавился английский язык, выученный благодаря школьному образованию и средствам массовой информации). Сегодня из 85 жителей о. Атка 80 активно владеют А.я. Все люди, активно владеющие восточным диалектом А.я старше 40-45 лет. Исключения, вероятно, могут встретиться на о-вах Прибылова: на о. Св. Георгия А.я. активно владеют ок. 125 чел., на о. Св. Павла - ок. 250; общее население о-вов ок. 600-650 чел. На о. Умнак из 50 жителей активно владеет А.я. половина населения. На о. Уналашка живет ок. 10-15 носителей восточного диалекта (абсолютное большинство населения - неалеутское). Примерно столько же человек владеют А.я. на о. Акуган. На Аляске (пос. Кинг Коув, бывш. Белковский) также остается 10-15 носителей А.я. Общее примерное число носителей восточного диалекта А.я. - 450. Все алеуты, для которых А.я. является родным, полные билингвы (в США второй язык - английский, в РФ - русский). Важнейшая функция А.я. - бытовое обшение. В США до определенного времени А.я. играл важную роль в религиозной сфере (все американские алеуты православные) благодаря двум обстоятельствам: в XIX в. довольно большой объем церковных книг был переведен и опубликован на А.я.; для некорых священников, происходивших из так называемых креолов, А.я. был родным.
1.3.2. Попыток стандартизации А.я. не предпринималось. Там, где ведется преподавание А.я., оно ведется на диалектах.
1.3.3. После начала в 1820-х гг. миссионерской деятельности И. Е. Вениаминова (о. Иннокентий), впоследствии продолженной его учениками (священниками Я. Нецветовым, Л. Саломатовым - оба происходили из креолов), А.я. стал преподаваться в церковных школах, что привело к едва ли не стопроцентной грамотности (как на алеутском, так и на русском языках) среди алеутов. После продажи Алеутских о-вов и Аляски США в 1867 г. преподавание А.я. продолжалось еще почти 50 лет. В 1920-х гг. после открытия на Аляске и Алеутских островах федеральных школ А.я., как и другие языки коренного населения, был категорически запрещен для преподавания в школах. Его преподавание было возобновлено только в 1970-е гг., во многом благодаря активной позиции Центра по изучению языков коренного населению в Университете Аляски (г. Фербенкс). Идея начать преподавание А.я. на Командорских о-вах, возникшая в 1930-у гг. не была реализована: букварь, составленный Е. П. Орловой с помощью группы алеутов - студентов Хабаровского техникума народов Севера, не был опубликован. Дети командорских алеутов получали школьное образование на русском языке; пользоваться А.я. в школе строго запрещалось. Начиная с 1980-х гг. время от времени предпринимаются попытки наладить факультативное преподавание А.я. в школе.
1.4.0. В 1820-х гг. И. Е. Вениаминов при содействии алеутов Ивана Панькова и Степана Крюкова (владевших русским языком) изобрел систему письма для А.я. на основе русского алфавита с использованием дополнительных знаков. В самое последнее время предпринимаются попытки возродить этот тип алфавита в некоторых школах на Алеутских о-вах. Начиная с 1970-х гг. в Аляскинском центре по изучению языков коренного населения ведется разработка алфавита на латинской основе с целью преподавания А.я. В неизданных букваре и словаре, составленных под руководством Е. П. Орловой, используется латиница с дополнительными диакритическими знаками. В единственном пособии, изданном для преподавания А.я. на Командорских о-вах, используется алфавит на основе современного русского алфавита.
1.5.0. Данных нет.
1.6.0. Определенное влияние на структуру А.я. оказали контакты с русским языком (с начала XVIII в.) и английским языком (с конца XIX в.). Наиболее заметные результаты этого влияния, закрепившиеся в грамматической системе: (1) разрушение системы обязательного согласования глагола в 3-м лице с топиком и появление конкурирующей системы согласования с подлежащим в восточном диалекте; (2) появление в А.я. сослагательного наклонения с одновременным заимствованием из русского языка частицы бы (в адаптированном виде ку-м-аан, где ку- < рус. бы в полном соответствии с принципами адаптации русских фонем алеутской фонологической системой; -м - отн. п.; -аан < н,аан - маркер непрямого дополнения, а также некоторых зависимых предикативных конструкций); (3) показатель 3-го лица мн. числа императива -чим в беринговском диалекте, который, вероятно, образовался на базе алеутского по происхождению сегмента -чи (встречается в притяжательной и глагольной парадигмах) и русского по происхождению сегмента -м (ср. пойде-м!).
2.0.0. Лингвистическая характеристика.
2.1.0. Фонологические сведения.
2.1.1. Фонемный состав.

Гласные

Подъем
Ряд
Передний
Средний
Задний
Верхний
Нижний
и ии


а аа
у уу

 
Примечание: Удвоение обозначает долготу гласного.

Согласные

По способу образования
По месту образования
Лаб.
Дент.
Палат.
Латер.
Веляр.
Увул.
Фар.
Смычные
 
т
ч
 
к
к,
 
Щелевые Глухие
Звонкие
 

д
с
з
 
х
г
х,
г,
 
Носовые Аспирир.
Звонкие

м

н
 
 

'н,
 
 
Плавные Аспирир.
Звонкие
'w
w
 

й
 

л
 
 
 
2.1.2. Распределение долгах гласных не позволяет говорить о долготе как о корреляте словесного или фразового ударения. Помимо долготы ритмическая структура словоформы формируется правильным чередованием акцентно выделенных и нейтральных слогов. Акцентная выделенность отличается от контраста по длительности: гласный в акцентно выделенном слоге короче, чем долгий гласный. Словоформы структуры СVСVС без долгих гласных имеют акцент на первом слоге. В трехсложных словоформах акцентно выделенным при изолированном произнесении оказывается центральный слог. Четырехсложные словоформы без долгих гласных при изолированном произнесении содержат два акцентно выделенных слога - первый и третий. Многосложные словоформы характеризуются правильным чередованием выделенных и нейтральных слогов через один, за исключением тех случаев, когда появление долгого гласного создает ритмический перебой, являющийся новой точкой отсчета для формирования ритмической структуры. Варьирование распределения акцентно выделенных слогов связано также с синтаксическим контекстом словоформы, точнее с ее слоговой структурой. Ритмическая структура словоформы связана также с вокалической структурой составляющих ее словоформ. Акцентное выделение соответствующих слогов сопровождается удлинением последующего сонанта.
2.1.3. Гласные не имеют дистрибутивных ограничений и встречаются в инициальном, медиальном и финальном положении. Диапазон вариативности гласных фонем значителен; например, в слове айагас 'женщины' все три аллофона /а/ закономерно распределены по фонотактическим позициям: после палатальных или палатализованных согласных а, по сравнению с инициальным произнесением, продвигается вперед и вверх, после велярных в акцентно слабом слоге редуцируется. Гласный и в соседстве с увулярными отодвигается назад: тух,их, 'мишень'. Гласный у в окружении увулярных реализуется в открытом варианте: чх,уух,с 'стирать, мыть'.
Глухие смычные согласные могут встречаться в инициальной, медиальной и финальной позиции. Перед переднерядным и представлены палатализованные аллофоны: к,исих, 'ладонь'; кин,ууг,их, 'младший'. Переднеязычный апикальный т перед и не палатализуется, при этом и реализуется в более заднем варианте: тин 'тебя'. Перед заднерядным губным у представлены лабиализованные аллофоны глухих смычных: к,ун,их, 'горб'; кумас 'на нас'. Регрессивная палатализация и лабиализация в соответствующих позициях характеризует все классы согласных А.я.
Для класса глухих щелевых характерны палатализация и лабиализация не только перед, но и после соответствующих гласных: 'атих 'губы'; чукух, 'надел'; асух 'две кастрюли'; сигус 'морщины'. Прогрессивной палатализации не подвержен увулярный х,: 'ачих, ''спина'. Прогрессивное воздействие гласных наблюдается особенно отчетливо, когда глухие щелевые стоят в финали словоформы перед паузой. На стыке слов, если после финального глухого щелевого следует гласный следующего слова, происходит озвончение глухого согласного.
Появление палатализованных и лабиализованных аллофонов звонких щелевых обусловлено теми же закономерностями, которые были отмечены для глухих щелевых. В инициальной позиции зафиксированы только два звонких щелевых: гидгих, 'легкий ветер, бриз'; дах, 'глаз'.
В финали звонкие щелевые появляются как альтернанты глухих в позиции перед гласным следующего слова. В медиальной позиции звонкие щелевые встречаются между гласными и в сочетании с сонантами. В медиальной позиции возможны также сочетания звонких щелевых друг с другом, но сочетания увулярного г, с велярным г, а также дентального з с интердентальным д относятся к числу запрещенных. В медиальной позиции рядом с глухими смычными звонкие щелевые оглушаются: к,ичит-са-х, < *к,ичит-за-х,. После глухих отмечен глухой аллофон интердентального /д/: к,ук,дах, 'грязь'; сдах, 'звезда'.
Оппозиция /з/ - /д/, свойственная аткинскому и беринговскому диалектам, по-видимому, является инновацией и относится к числу периферийных. На это указывает очень ограниченный круг морфологических элементов, использующих данное противопоставление.
Для сонантов существенным является признак наличия/отсутствия голоса. Сонанты свободно сочетаются с согласными других классов, но проходные сонанты й и л друг с другом сочетаться не могут. Дистрибуция носовых сонантов ограничена в том случае, когда они сочетаются друг с другом. Место образования первого сонанта должно быть более задним. На стыках слов в финали сонанты чередуются со своими глухими коррелятами. Под воздействием глухой инициали следующего слова сонанты оглушаются: 'лан, 'акан ал 'сын-мой там находится'. Глухие сонанты 'й, 'л и встречаются в инициали: 'йул 'течет'; 'лах, 'мальчик'; 'нукух, 'приехал'. Глухие сонанты 'л, 'м, 'н, 'н, встречаются в интервокальной позиции: тага'лии 'давно'; чи'мис 'следы'; ка'нус 'сопли'; ка'н,иитих, 'подушка'. Лабиовелярный сонант w может встречаться либо в инициальной позиции перед гласным а, либо в медиальной позиции между двумя гласными а: wах,тал 'жалеет'; к,аwах, 'сивуч (морской лев)'. Глухой лабиовелярный 'w зафиксирован только в одном слове аткинского и беринговского диалектов: 'wаг,их, 'дым' (слово носится к числу употребительных, и глухой лабиовелярный в нем зафиксирован абсолютно достоверно).
Глухое придыхание ' представлено только в инициальной позиции. В этой позиции оно противопоставлено нулю: 'ан,ух, 'родинка' - ан,ух, 'жирник'. Отмечено также единственное слово, где в инициали ему противопоставлено х: хадахс 'бежит'.
2.1.4. Специальных исследований структуры слога в А.я. не проводилось.
Гласные А.я. коррелируют по долготе. Долгие гласные могут входить в состав экспонентов морфем, а могут быть результатом морфонологических чередований. Условием удлинения гласных могут быть некоторые словосочетания.
2.2.0. Морфонологические сведения.
2.2.1. Слово может начинаться с гласного (как долгого, так и нормальной длительности) или с согласного - смычного или с, за которыми может следовать любой щелевой, кроме с. Между гласными может встречаться одиночный согласный (кроме ' и 'w), а также сочетание двух (как правило, объединенных по месту образования) или трех согласных - центральными в них выступают согласные т, ч или с в сочетании с лабиальными или заднеязычными. Слово может заканчиваться кратким гласным (а, редко и), долгим гласным, одиночным назальным или фрикативным согласным с нейтрализацией противопоставления по глухости/звонкости.
Самые распространенные фонетические структуры корня: СVСV- и VСV- - двусложные корни с гласной финалью: аwа-л 'работает'; асу-л 'чихает'; чачи-л 'закрывает'. Возможны односложные и трехсложные корни: к,а-х, 'рыба'; сакуна-л 'худой'. Корни, содержащие более трех слогов, относятся к периферии, большинство из них исторически являются производными; неслоговых корней нет. С точки зрения морфонол гических особенностей все суффиксы А.я. делятся на три группы: (1) присоединяющиеся к корню с помощью долгого эпентетического гласного: имат-ии-г,ута-кух, 'опять кричит'; если суффикс этой группы присоединяется к основам на гласный, то гласный становится долгим: адаалу-у-г,ута-ку-х, 'опять обманывает'; (2) присоединяющиеся к корню с помощью эпентезы нормальной длительности: 'ум-и-да 'дуй'; если суффиксы этой группы присоединяются к основам на гласный, последний сохраняет свою длительность: чачи-да 'закрывай'; (3) способ присоединения суффиксов третьей морфонологической группы зависит от характера финали производящей основы: к вокалической финали они присоединяются, вызывая продление последнего гласного основы, а к консонантной финали - с помощью эпентезы нормальной длительности. При этом особенностью эпентетического гласного является неопределенность его качества. Примером суффикса третьей группы может служить транзитиватор -са-.
2.2.2. Вопрос не изучен.
2.2.3. Возможны различные контактные преобразования консонантных стыков: (1) ассимиляция по глухости; направление ассимилирующего воздействия любое - если звонкая финаль корня оказывается перед глухим начальным согласным суффикса, то происходит регрессивное оглушение: члах,-к,али-ку-х, 'он начал нырять' < *члаг,-к,али-ку-х,; если звонкая инициаль суффикса оказывается после глухой финали корня, то происходит прогрессивное оглушение: имат-са-ку-х, 'он всегда плачет' < *имат-за-ку-х, (2) частичная ассимиляция по месту образования - если после финали на м идет суффикс, начинающийся с увулярного, то увулярный чередуется с велярным: 'ум-кали-ку-х, 'он начал надувать' < *'ум-к,али-ку-х,; (3) одновременная ассимиляция по глухости и месту образования: если после финального звонкого велярного идет инициальный глухой увулярный суффикса, то одновременно происходит регрессивное оглушение и прогрессивная ассимиляция по месту образования: айух-кали-ку-х, 'он начал отплывать от берега' < *айуг-кали-ку-х,; (4) диссимиляция по способу образования - если после конечного т идет суффикс, начинающийся со смычного, то этот смычный чередуется со щелевым, при этом одновременно происходит ассимиляция по месту образования: имат-хали-ку-х, 'он начал плакать' < *имат-к,али-ку-х,. Контактные преобразования консонантных стыков носят регулярный характер, это живые фонотактические чередования, имеющие, как правило, прогрессивную направленность: корень модифицирует инициаль суффикса. В определенных морфонологогических группах корней и суффиксов обнаруживается обратное, регрессивное воздействие - такие чередования являются историческими. Так, корни, оканчивающиеся на т, при присоединении транзитивирующего суффикса -(у)са- обнаруживают чередование т/д: идгид-уса-ку-х, 'он вытягивает (что-либо)' < *идгит-уса-ку-х,. Финаль основы на т при присоединении показателя императива -(а)да и показателя объектного результатива -(а)г,и чередуется с ч: идгид-ада 'вытягивай' < *идгит-ада; идгич-аг,и-ку-х, < *идгит-аг,и-ку-х,.
2.3.0. Семантико-грамматические сведения.
А.я. - классический агглютинативный, синтетический язык.
2.3.1. Принимая в расчет парадигматические признаки, можно выделить в А.я. следующие части речи: имена, глаголы, числительные, личные местоимения, указательные слова, послелоги, междометия. В А.я. нет разряда прилагательных.
2.3.2. В А.я. нет грамматических именных показателей рода, класса, одушевленности, личности. Хотя, например, одушевленность проявляется как скрытая категория.
2.3.3. Категория числа имеет регулярное выражение в имени и глаголе. В А.я. грамматическая категория числа включает единственное, двойственное и множественное число Ед., дв. и мн. число получают суффиксальное выражение в непритяжательной и притяжательной парадигмах имени; парадигмах финитного и нефинитного глагола; личных и указательных местоимениях. Имена в ед. числе обозначают единичные объекты - вещи, живые существа, а также явления природы, например: сла-х, 'ветер; воздух, погода'; айан,и-х, 'туман'. Как правило, такие имена не образуют форму мн. числа. Некоторые имена, обозначающие сыпучие тела (напр., чугу-х, 'песок'), употребляются в основном в ед. числе, однако допускают и употребление мн. числа (с тем же значением). Дв. число в современном А.я. используется для обозначения как парных предметов (к,а'ми-х 'брови'; да-х 'глаза'), так и для обозначения двух непарных предметов (укина-х 'два ножа'; 'ла-х 'два мальчика'). Имена, обозначающие парные предметы, чаще употребляются в дв. числе, хотя возможна и форма мн. числа и (реже) ед. числа. Есть имена, имеющие только форму дв. числа: учки-х 'очки' (< рус. очки) Выделяется группа имен pluralia tantum: чх,ууг,и-с 'белье'; саги-с 'морщины, линии руки' и др. Некоторые имена (например, сайги-х,; сайги-с 'ружье') могут употребляться и как обычные имена (с ед. и мн. числом), и как pluralia tantum. См. также 2.3.4.
2.3.4. В А.я. два морфологически выраженных падежа: абсолютный и относительный; оба выполняют чисто синтаксические функции. В А.я. нет специальных показателей, указывающих отдельно на категорию числа и отдельно на категорию падежа. На этом основании выделяется единая именная категория числа-падежа. Имя в абсолютном и относительном падежах может иметь притяжательную или непритяжательную форму (см. ниже). Непритяжательные формы имени маркируются следующими показателями: -х, - абс. п. ед. ч.; -м - отн. п. ед. ч.; в дв. и мн. числах падежи не различаются: дв. ч. -х, мн. ч. -с (в восточном и аттуанском диалектах -н).
Функции падежей следующие. Абсолютный падеж маркирует: (1) ед. число топикализованного подлежащего; (2) ед. число прямого дополнения в случае топикализации подлежащего; (3) некоторые имена с адвербиальной функцией. Относительный падеж маркирует: (1) ед. число подлежащего, если топикализуется любой другой актант; ед. число имени-обладателя в посессивном сочетании; (3) зависимую глагольную форму, если главный и зависимый предикаты находятся в отношении противительности или предшествования.
Два или более имен могут находиться в грамматических отношениях притяжательности. В этом случае имя-обладатель оформляется показателем относительного падежа, а имя-обладаемое - специальными показателями посессивности: ед. ч. - долготой гласного; дв. ч. - -ких; мн. ч. - -н,ис. Примеры:
 
  Имя-обладатель Имя-обладаемое  
Ед. ч. аник,ду-м микааси-и 'ребенка игрушка'
  аник,ду-м микааси-ких 'ребенка две игрушки'
  аник,ду-м микааси-н,ис 'ребенка игрушки'
Дв. ч. аник,ду-х микааси-и 'двух детей игрушка'
  аник,ду-х микааси-ких 'двух детей две игрушки'
  аник,ду-х микааси-н,ис 'двух детей игрушки'
Мн. ч. аник,ду-с микааси-и 'детей игрушка'
  аник,ду-с микааси-ких 'детей две игрушки'
  аник,ду-с микааси-н,ис 'детей игрушки'
 
Имя-обладатель может быть эллиптировано. В этом случае имя-обладаемое оформляется посессивными показателями, приведенными выше, однако правила оформления меняются: посессивный показатель выбирается в соответствии с правилом иерархии чисел, по которому дв. число доминирует над ед. числом, а мн. число доминирует над дв. и ед. числом. Таким образом, посессивные словоформы могут иметь следующие значения: микааси-и 'его игрушка'; микааси-ких (1) 'его две игрушки'; (2) 'их двоих игрушка'; (3) 'их двоих две игрушки'; микааси-н,ис (1) 'его игрушки'; (2) 'их двоих игрушки'; (3) 'их игрушки'; (4) 'их игрушка'; (5) 'их две игрушки'. Таким образом, если обладатель не представлен в притяжательном сочетании именем, но известен из контекста, то оформление имени-обладаемого контролируется тем участником ситуации (обладателем или обладаемым), число которого больше. Такой способ оформления имени-обладаемого связан с общим принципом топикализации (получающего обязательное выражение грамматическими средствами), который является единым и необходимым для А.я. Оформление имени-обладаемого посессивными показателями происходит на несколько других принципах в том случае, если обладатель - 1-го или 2-го лица. При "столкновении" 1-го или 2-го лица ед. числа обладателя с 3-м лицом обладаемого имя-обладаемое получает показатели, которые отражают лицо-число как обладателя, так и обладаемого. Если обладателем выступает 1-е или 2-е лицо дв. или мн. числа, то имя-обладаемое оформляется показателем, отражающим только лицо-число обладателя (см. парадигму в 2.4.0.). В А.я. нет притяжательных форм с 1-м и 2-м лицом обладаемого.
Если при 1-м лице обладателя имя-обладаемое находится в относительном падеже, то оформление имени по сравнению с таблицей, представленной в 2.4.0., не меняется. для этого в А.я. нет специальных форм. Парадигма форм для имен в относительном падеже со 2-м лицом обладателя представлена в 2.4.0. Примеры: 'ла-мис укина-а 'твоего-сына нож'; ула-мдих криса-а 'дома-вас-двоих крыша'; ча-кимис кайуту-у 'рук-твоих-двоих сила'.
Наиболее распространенные смысловые отношения, которые могут передаваться притяжательным сочетанием двух имен, сводятся к следующим группам: (1) родство: агитаада-н, асхину-у 'моего-друга дочь'; (2) неотторжимая принадлежность (включая отношение "часть-целое"): имли-т 'твои волосы'; сабаака-м тутууси-ких 'собачьи уши'; кумната-м укууски-и 'комнаты окно'; (3) обладание: асхину-м 'лаада-а 'девочки кукла'; (4) характеристика пола или возраста: исуг,и-м айаага-а 'нерпа женского-(ср.: исуг,и-х, 'нерпа'; айага-х, 'женщина'); ала-м аниида-а 'кита детеныш'. Кроме того, имя-обладаемое может выражать тот или иной смысл, характеризующий обладателя с точки зрения качества, признака или свойства (в этом случае имя-обладаемое образуется от тех основ, от которых могут образовываться - без каких-либо транспонирующих суффиксов - так называемые качественные глаголы; уместно повторить, что в А.я. нет класса прилагательных). Здесь выделяются следующие основные смысловые группы: (1) размер: к,иду-м аду-н,ис 'длинная веревка' (букв, 'веревка длинная'); (2) анг,аг,ина-с к,алаг,и-н,ис 'много людей'; (3) состояние: чаайу-м акина-а 'горячий чай'; (4) качество: анг,аг,ина-м иг,амана-а 'хороший человек'; (5) признак: асх,удги-м амгих,си-и 'красивая '; (6) возраст (абсолютный и относительный): исуг,и-м алиг,и-и 'старая нерпа'; туку-м тагада-а 'новый начальник'; (7) цвет: суна-м к,у'ма-а 'белый корабль'. Ряд слов-квантификаторов не может употребляться вне посессивного сочетания: 'узу- 'весь, целый' ила- 'часть, кусок'; агиити- 'другой, еще один' и др.
Имя-обладаемое, в свою очередь, одновременно может быть именем-обладателем в трехчленном притяжательном сочетании. В этом случае имя, имеющее два статуса - обладателя и обладаемого, - имеет такие показатели: ед. ч. -ган (после основ на согласный -ан); дв. ч. -кин; мн. ч. -н,ин (после основ на согласный -ин). Примеры: ула-м тагада-ган криса-а 'дома нового крыша'; к,а-м да-кин ан,уна-ких 'рыбы глаза большие'.
В А.я. нет локативных падежей; локативные значения передаются серией послелогов. Связь имени и послелога оформляется как посессивное сочетание: ула-м ила-н 'в доме' (в послелоге используется специализированный показатель локатива для послелогов -н).
2.3.5. В результате дистрибутивного анализа выделяются следующие обязательные морфологические категории алеутского глагола: время-наклонение и лицо-число актантов (см. 2.3.6.). В алеутском глаголе может быть представлен ряд необязательных морфологических категорий, каждой из которых далее дается краткая характеристика. Порядок описания категорий примерно отражает их линейное расположение в составе глагола.
Глаголообразование. Выделяется 15 морфем, транспонирующих именную основу в глагольную: (1) -х,та- 'X имеет N, которое есть Y: агитаадан, Иван аса- х,та-кух, 'мой-друг Иван имя-имеет'; (2) -х,си- 'X создает N': чали-х,си-кук, 'удочку делаю я'; (3) -лиг,да-/-лих,та- 'X обрабатывает N': айаган, к,а-лиг,да-кух, 'жена-моя рыбу-чистит'; (4) -г,и- в зависимости от семантики N может иметь три толкования: 'X имеет N' - асхину-г,и-кук, 'дочь имею я'; 'X находится в N' - са-х, исха-г,и-кух, 'птица находится в гнезде'; 'X использует N' (в конъюнктивных формах глагола) - луушки-г,и-л суупах, к,акух, 'ложку-используя суп ест-он'; (5) -ту- 'X имеет много/большое N': лудан, кайу-ту-кух, 'брат-мой силу-имеет-большую'; (6) -дига-/-зига 'X имеет хорошее N': адан, сайги-зига-кух, 'отец-мои ружье-имеет-хорошее'; (7) -луг,- 'X имеет плохое N': ки-та-луг,-икух, 'ноги плохие (больные) имеет он'; (8) -ну- 'X имеет запах (подобно) N': чакин, к,а-ну-кух 'руки-мои рыбой-пахнут'; (9) -лг,и- 'X дает N Y-у': виидрах, таан,а-лг,и-да 'ведро водой-наполни'; (10) -нааг,- 'X добывает N': исуг,-нааг,-икух, 'нерпу добывает он'; (11) -Дтха- [знак Д здесь и далее указывает на удлинение гласного, предшествующего данному суффиксу] 'Х находится в N' (от основ с локативной семантикой): wa-атха-кух, 'здесь находится он'; (12) -Дну- 'X движется в направлении N' (от основ с локативной семантикой): ука-ану-кух, 'сюда (внутрь) движется он'; (13) -Дг,а- 'X достиг N' (от основ с локативной семантикой): 'ин,а-аг,а-кух, 'он добрался туда'; (14) -тхаг,и- 'X овладевает N': к,а-тхаг,и-кух, 'он поймал рыбу'; (15) -ли- 'X удаляет N из Y-а': агалунин, чимчи-ли-кук, 'из-моих-зубов остатки-пищи-удаляю-я'.
Мультипликативность - -мих-/-мига-/-михта-: иглук,ах, ката-михта-кук, 'шкуры коснулся-многократно-я'.
Дистрибутивность - (1) -тух,-/-тух,са- (в один момент времени): айх,аасис айх,а-тух,са-нас 'лодки уплыли (одновременно)'; (2) -ла- (поочередно): айх,аасис айх,а-ла-нас 'лодки поуплывали (одна за другой)'.
Результативность - -х,та-: улух, к,ан,а-х,та-кух, 'мясо сварившееся'.
Каузативнность представлена шестью морфемами: (1) -т- - фактитивная контактная каузация: асх,акух, 'он мертвый' - асх,а-т-икуу 'он его убил'; (2) -дгу- - фактитивная контактная каузация ('каузировать многих'): асх,а-дгу-кун,ис 'он их поубивал'; (3) -ни- - фактитивная дистантная каузация: асх,ааг,нах, 'он болел' - асх,ааг,-ни-к,а 'он его заразил'; (4) -йа- - фактитивная каузация (попытка каузации): чх,ууг,ис тасхидакус 'белье выглаженное' - чхууг,ис тасхида-йа-кух, 'белье он гладит (букв. 'пытается сделать гладким'); (5) -чх,и- - пермиссивная (иногда ассистивная каузация): агиидас к,акус 'гости едят' - агиидас к,а-чх,и-да 'гостей накорми'; (б) -ниса- - пермиссивное ожидание наступления действия/состояния: исух, к,асакух, 'нерпа вынырнула' - исух, к,асанисакук, 'я жду, когда вынырнет нерпа'.
Пассивный залог: (1) -г,и- (после основ на согласный -аг,и-) - результативный пассив: укинах, чумликук, 'нож точу-я' - укинах, чумли-г,и-кух, 'нож наточен'; (2) -лга- (после основ на согласный -сха-) - акциональный пассив: книигис 'илакук, 'книгу читаю-я' - книигис 'ила-лга-кус 'книга читается'; (3) -г,а- образует пассивы от глаголов с показателем результатива -х,та- и от отыменных глаголов, имеющих толкование 'X имеет N. которое есть Y' (в обоих случаях морфологический показатель имеет вид -х,та-): сунах, уку-х,та-кук, 'корабль вижу-я' - сунах, уку-г,а-кух, 'корабль виден'; лудаа алах 'ла-х,та-кух, 'его-старший-брат двух сыновей-имеет' - алах 'ла-г,а-кух, 'два сына-имеется'; (4) -на- 'Y такой, что V: Иван ан,азак, 'от-Ивана пользу-получаю-я' - Иван ан,аза-на-х, 'Иван полезен' ('Иван такой, что полезен'). Показатели (2) и (3) наряду с персональным пассивным залогом (см. примеры выше) могут образовывать имперсональный пассив как от переходных, так и от непереходных глаголов: книигис 'ила-лга-ку-х, букв, 'книгу читаемо'; айгаги-лга-кух, букв, 'идется' и т. п.
Сходство представлено одной морфемой -ма- каазнак,адаатукук, 'курить бросить хочу я' - каазнак,адаату-ма-кук, 'курить бросить хочу тоже я'.
Квалитативность представлена пятью показателями: (1) -ду- 'X быстро делает (Y)': к,акук, 'я ем' - к,а-ду-кук, 'я быстро ем'; (2) -зу- 'X хорошо делает (Y)': камлизах, 'стреляет он' - камли-зу-зах, 'стреляет хорошо он'; (3) -йука(т)- 'X с давних пор делает (Y)': аwак,аликух, 'работать начал он' - аwа-йука-к,аликух, 'работать давно начал он'; (4) -йуwааг,- 'X в течение краткого периода времени делает (Y): аwазах, 'работает он' - аwа-йуwааг,-зах, 'он работает понемножку'; (5) -даг,ит- 'X часто делает (Y)': укааг,ах,тазах, 'приходит он' - укааг,ах,та-даг,ит-са-х, 'приходит часто он'.
Достоверность представлена показателем -за-/-да-: каазнак,адакух, 'курить бросил он' - каазна-за-к,адакух, 'курить в самом деле бросил он'.
Фазовость представлена двумя показателями: (1) -к,али- 'начинать'; аwакух, 'Работает он' - аwа-к,али-кух, 'работать начал он'; (2) -к,ада- 'прекращать': аwа-к,ада-кух, 'работать перестал он'.
Потенциальность представлена двумя показателями: (1) -Дка- 'может/должен': улах, агукух, 'дом строит-он' - улах, агу-ука-кух, 'дом может/должен-построить он'; (2) -Дту- 'хотеть'; улах, агу-уту-кух, 'дом построить-хочет-он'.
Интенциональность представлена показателем -нааг,- 'пытаться, намереваться': улах, агу-нааг,-икух, 'дом построить-собирается(пытается)-он'.
Интенсивность представлена семью показателями: (1) -Дчхуза- 'X интенсивно делает (Y)': тугамихтакун,ис 'они бьют его' - тугамихта-ачхуза-кун,ис 'бьют сильно они его'; (2) -Цгамахси- 'X в чрезмерной степени обладает качеством': сакунах, 'худой он' - сакуна-агамахси-х, 'худой слишком он'; (3) -лах,си- имеет значение, сходное со значением морфемы -Дчхуза-, но употребляется только с отрицанием; (4) -наах,та- 'X обладает некоторым качеством больше условной нормы': 'йаагах, адукух, 'палка иная - 'йаагах, аду-наах,та-кух, 'палка длинновата'; (5) -Дгуза-/-Дгиза- 'X как раз (именно) делает (Y)': тхидих к,айаатакух 'они двое одинакового роста' - тхидих к,айата-агуза-кух 'они двое как раз одинакового роста'; (6) -нуук,и- 'X в очень малой степени обладает некоторым качеством больше условной нормы': адукух, 'он длинный' - аду-нуук,и-кух, 'он чуть-чуть длинноват'; (7) -Дда- (-ада- после основ на согласный) 'X делает (Y) с интенсивностью меньше условной нормы': кимикух, 'спускается' - ким-ада-кух, 'он тихонько спускается'.
Повторность представлена показателем -Дг,ута-: саг,акух, 'спит он' - саг,а-аг,ута-кух, 'спит опять он'.
Континуативность представлена показателем -'ли-: саг,акух, 'спит он' - саг,а-'ли-кух, 'он все еще спит, продолжает спать'.
Отдаленность во времени представлена показателем -зааг,у-: укааг,акух, 'пришел он' - укааг,а-зааг,у-кух, 'он только что (совсем недавно) пришел'.
Завершенность представлена показателем -маайа- 'X наконец делает (Y)': аwакух, 'работает он' - аwа-маайа-кух, 'наконец работает он'.
Вероятность представлена показателем -масу- 'X вероятно делает (Y)': саг,акух, 'спит он' - саг,а-масу-кух, 'спит вероятно он'.
Итеративность представлена показателем -за-/-да-: 'X обычно / постоянно / всегда делает (Y)': аwанах, 'работал он' - аwа-за-нах, 'работал обычно он'.
Глаголы делятся на переходные и непереходные. Морфологического показателя переходности нет. Спряжения также не связаны с переходностью / непереходностью глагола.
2.3.6. Лицо выражается в рамках категории лица-числа в глаголе и в личных местоимениях. Существует два глагольных спряжения (см. 2.4.0.). Парадигма I спряжения передает лицо-число подлежащего и используется в тех случаях, когда топикализуется подлежащее. Парадигма II спряжения используется тогда, когда топикализуется любой другой актант. В А.я. нет местоимений, которые занимали бы позицию подлежащего, в этом случае соответствующие значения передаются глагольными показателями I или II спряжения. В А.я. есть объектные местоимения 1-го и 2-го лица (см. 2.4.0.). Если дополнение 3-го лица, то оно выражается показателями II спряжения.
В А.я. можно говорить о единой категории времени-наклонения. В ее состав входят индикатив, императив, превентив, оптатив, интенционал, конъюнктив, кондиционал.
Индикатив представлен тремя временными показателями: (1) -ку- - небудущее время- саг,а-ку-х, 'спит он'; илгиисих, су-ку-х, 'лопату взял-он'; алеутские непредельные глаголы в небудущем времени переводятся на русский язык глаголами настоящего времени, алеутские предельные глаголы - глаголами прошедшего времени совершенного вида (диагностическим признаком при определении предельности / непредельности основы является возможность включения в состав глагольной словоформы показателя результатива); (2) -на- - прошедшее время для I спряжения: саг,а-на-х, 'спал он'; 'илгиисих, су-на-х, лопату взял он'; -к,а- - прошедшее время для II спряжения: су-к,а-а 'взял он его; нулевой показатель выражает значение констатива: унан,ас Беерингам куган анг,аг,и-0-с 'алеуты на [острове] Беринга живут'.
В А.я. существует несколько способов выражения грамматического будущего времени. Они строятся по модели, совершенно отличной от других грамматических времен. Отнесенность действия к будущему передается аналитическими конструкциями, которые несколько различаются по диалектам (что, возможно, указывает на позднее их происхождение). Аналитические конструкции состоят из основного глагола в форме интенционала (см ниже) и вспомогательного глагола, включающего приведенные выше временные показатели -ку- и -на-/-к,а-, которые в этом случае маркируют близость/отдаленность совершения действия. Близость/отдаленность зависит также от выбора вспомогательного глагола. Аналитические сочетания выражают также модальные значения, характеризующие вероятность совершения действия. Примеры: аник,дух, айууг,ан амукух, 'ребенок сейчас упадет' (мгновенное будущее); айагаан ук,утииг,ан аг,икух, 'твоя жена вернется домой' (близкое будущее); Петропаавловсках, 'нух,ташн,ан анак, 'я съезжу в Петропавловск' (отдаленное будущее определенное - высокая вероятность совершения действия); аник,дус ачихаан,ан аг,нак, 'детей учить буду-я' (отдаленное будущее неопределенное - невысокая вероятность совершения действия). Глагол, в котором отрицается действие/состояние, относимое к будущему, образуется по принципиально другой модели: синтетическая форма, включающая показатель -дуука-/-зуука- и показатель отрицания -г,ула- (см. ниже).
Императив. В западном диалекте имеется один императивный показатель (2-го лица): -да. Он присоединяется к основе глагола и несовместим ни с одним показателем времени: к,а-да 'ешь'. В восточном диалекте, а также в более ранней форме западного маркировалось число: -да - ед. ч., -дих - дв. ч.; -чих - мн. ч.
Превентив имеет показатель -Дг,ана-, предшествующий показателям лица (только 2-го лица; показатели те же, что в индикативе) и выражает предостережение против совершения действия: сиса-аг,ана-х,т 'смотри не заблудись'.
Оптатив маркируется долготой гласного, предшествующего личным показателям (парадигма этих показателей отличается от индикативной). Оптатив имеет две функции: (1) используется как зависимая предикативная единица в двуглагольных конструкциях с речевыми каузативами: адан, 'ак,а-а-к, 'их,танах, 'отец-мой подошел-чтобы-я сказал'; (2) употребляется в позиции конечного сказуемого в императивном значении: 'ак,а-ах,т 'подойди'; 'ак,а-ах,тхичих 'подойдите'.
Морфологический показатель интенционала - долгота гласного, предшествующего личным показателям (см. 2.4.0.). Выражает намерение, цель в зависимом предикате при кореферентных субъектах, а также используется в аналитическом сочетании для выражения отнесенности действия к будущему.
Кондиционал. Морфологический показатель -гу- (после основ на согласный -сху-). Выражает условие совершения действия в зависимой предикации: Петя укааг,а-гу-ун тин, 'их,тада 'Петя придет-если, меня позови'. Значение условия может передаваться аналитической конструкцией (абсолютно синонимичной синтетической); она состоит из глагола в форме конъюнктива и вспомогательного глагола с показателем условия: Петя укааг,ал а-гу-ун тин, 'их,тада 'Петя придет если, меня позови'.
Указательные местоимения. В каждом алеутском диалекте существует около тридцати указательных слов, которые выражают различные аспекты ориентации в пространстве по отношению к говорящему. Для характеристики расположения в пространстве релевантны следующие параметры: с одной стороны, досягаемость/недосягаемость для говорящего; нахождение на одном уровне с говорящим / выше/ниже или на морском берегу; вертикально/горизонтально по отношению к говорящему; с другой стороны, прямо перед говорящим / сбоку по отношению к говорящему; протяженный/непротяженный, движущийся/неподвижный, видимый/невидимый объект. Указательные слова имеют формы абсолютного и относительного падежей, аблативную и локативную формы. Многие указательные слова выполняют анафорические функции. Очевидно, эта функция окончательно развилась под влиянием русского языка; первоначально в А.я. анафорические функции выполнялись лишь глагольным согласованием. От всех основ указательных слов при помощи ряда суффиксов могут образовываться глаголы со значением движения в данную точку, удаления от нее и т. п.
В А.я. два показателя отрицания: -лака(г,)- и -г,ула. Первый (отрицание актуального действия) в качестве суффиксального показателя употребляется в глаголах небудущего времени вместо показателя этого времени, т. е. выражая одновременно и отрицание, и отнесенность действия к настоящему. Этот же показатель отрицания (морфологический вариант -лага-) употребляется в глаголах в императиве и оптативе. Показатель -г,ула (отрицание неактуального действия) употребляется в глаголах в прошедшем времени, констативе, будущем времени. Показатель -г,ула с диахронической точки зрения энклитический и производный (образован на базе глагола у- 'быть' и показателя отрицания -лаг-). В современном А.я. употребляется и энклитически, и суффиксально.
2.3.7. См. 2.3.1.
2.4.0. Образцы парадигм (все парадигмы даются для западного диалекта [о. Атка] и беринговского диалекта).

Показатели финитного глагола в индикативе

I спряжение

  Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. -к, -
2 л. -х,т -х,тхидих -х,тхичих
3 л. -х,

II спряжение (совпадает с посессивной парадигмой имени)

    3-е лицо дополнения
    Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. Ед. ч. -н, -кин, -н,ис
  Мн. ч. -мас -мас -мас
2 л. Ед. ч. н -кин
  Дв. ч. -дих -дих -дих
  Мн. ч. -чих -чих -чих
3 л. Ед. ч. -ких -н,ис
  Дв. ч. -ких -ких -н,ис
  Мн. ч. -н,ис -н,ис -н,ис

Примечания: 1. Об условиях употребления II спряжения см. 2.3.6.
2. Д означает обязательную долготу предшествующего гласного или (в случае основы на согласный) эпентетический гласный.

Показатели личных форм глагола в интенционале

  Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. н,ан - г,ин/-Дг,ан
2 л. мис мдих мчих
3 л. г,ан кин г,ин/-Дг,ан
Показатели личных форм глагола в конъюнктиве

  При топикализации подлежащего При топикализации другого актанта
  Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч. Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. -тин, - -тимас -катин, - -катимас
2 л. -тхидих -тхичих -лкат -лкидих -лкичих
3 л. -л(их)/-с -л(их)/-с -л(их)/-с -лка -лких -лкис

Парадигма объектных местоимений

  Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. тин, - тимас
2 л. тхин тхидих тхичих
3 л. тхин тхидих/тхичих тхидих/тхичих

Парадигма маркеров непрямого дополнения

  Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. н,ус/н,усин, - н,иин
2 л. имис имдих имчих
3 л. н,аан икин н,иин

Окончания послелогов в локативной форме

  Ед. ч. Дв. ч. Мн. ч.
1 л. -мин, - -н,ин
2 л. -мис -мдих -мчих
3 л. -кин -н,ин
3 л. рефл. м -мах/-мдих/-мчих -мах/-мдих/-мчих
 
Примеры: кад-и-мин, 'впереди меня'; агал-и-мис 'позади тебя'; 'ача-н 'вокруг него'.
2.5.0. Морфосинтаксические сведения.
2.5.1. Структура словоформы: корень + словообразовательные суффиксы + словоизменительные суффиксы. Префиксов нет. Словосложения нет.
2.5.2. Основные способы и правила словообразования. Единственный способ словообразования - суффиксация. См. 2.3.5.
2.5.3. Основным синтаксическим средством связи слов служит посессивная связь (см. 2.3.4. и 2.4.0,). Кроме этого, словосочетание может характеризоваться примыканием: в этом случае синтаксическая связь в словосочетании передается линейным порядком элементов словосочетания.
Структура простого предложения. В А.я. фиксированный порядок слов: SOV. А.я. представляет собой язык с выдвижением топика и при этом демонстрирует типологически уникальное явление - согласование глагола-сказуемого с топиком. Топик в А.я. выполняет важнейшую грамматическую функцию - контроль кореферентных связей. Так называемое анафорическое согласование глагола-сказуемого с топиком проявляется в 3-м лице во II спряжении (при топикализации не-подлежащего, см. 2.3.6.). В случае топикализации подлежащего соответствующее имя в позиции прямого дополнения оформляется показателем абсолютного падежа: тайаг,у-х, аwаку-х, 'мужчина работает'; тайаг,у-х, к,а-х, сух,таку-х, 'мужчина рыбу держит'; к,алгада-х, стоолаг,им куган аку-х, 'еда на столе находится'. Если топикализуется любой другой актант, то подлежащее оформляется показателем относительного падежа, а сам топикализованный актант не может быть представлен в предложении: тайаг,у-м сух,таку-у 'мужчина держит-ее [рыбу]'; к,алгада-м куган аку-у 'еда на-нем [столе] находится'.
Принципиально важна выраженность/невыраженность посессора в именной группе. Если посессор выражен в предложении, то согласование происходит с именем-обладаемым, выступающим в качестве актанта: асх,удги-м 'уйу-н,ис аwаку-с 'девушки старшие-братья работают'. Если посессор не выражен в предложении, но известен из предшествующего высказывания и топикализован, то он и контролирует согласование глагола-скауемого по числу: 'уйу-н,ис аwаку-х, 'старшие-братья-ее работают'.
В вопросительном предложении сохраняется базовый для А.я. порядок слов SOV. В вопросительных предложениях в глаголах, занимающих конечную позицию в предложении, могут употребляться констатив, прошедшее и будущее времена. Если действие/состояние, выражаемое глаголом, относится к плану настоящего, то употребляется глагол в конъюнктиве. В вопросительном предложении невозможно употребление в позиции главного (конечного) сказуемого глагола с показателем небудущего времени -ку-. Если задается общий вопрос, то в качестве маркера вопросительного предложения используется вопросительная частица ии с повышающейся интонацией: 'лаан к,ам ан,унаа улааг,аасанах, ии? 'твой-сын рыбу большую домой-принес?' Вопросительная частица ии используется также в общем вопросе для актуализации любого компонента предложения посредством постановки ее после актуализируемого компонента (порядок слов сохраняется): 'лаан ии к,,ам ан,унаа улааг,аасанах,? 'твой-сын большую рыбу домой-принес?': 'лаан к,ам ан,унаа ии улааг,аасанах,? 'твой-сын рыбу большую домой-принес?'. В А.я. есть набор вопросительных слов, при помощи которых задаются специальные вопросы. В специальных вопросах возможно факультативное употребление частицы ии. Базовый порядок слов сохраняется.
В А.я. имеется несколько аналитических конструкций, выражающих различные модальные значения. Примеры: 'лах, умлал ах,такух, 'мальчик, оказывается, проснулся' (сочетание конъюнктива со вспомогательным глаголом); киин ан,аачаг,ил? - агитаадан, акух, ан,аачагикух, 'кто поет? - моя подруга / мой друг поет' ("фокусная конструкция": после подлежащего употреблен глагол акух, от основы а- 'быть', фокусирующий внимание на подлежащем). К модальным конструкциям можно отнести все аналитические конструкции, выражающие отнесенность действия/состояния к плану будущего (см. 2.3.6.).
2.5.4. Полипредикативные предложения в А.я. делятся на субъектные, объектные, обстоятельственные и определительные. Важная характеристика полипредикативных предложений - средство маркирования синтаксической связи: в А.я. это чаще всего глагольная форма в так называемом зависимом наклонении, глагольная форма с показателем времени, оформленная показателем относительного падежа, послелог или вспомогательный глагол (иногда со специальными суффиксами), выполняющий функцию союза. Средством синтаксической связи можно считать и линейный порядок предикативных единиц: зависимая всегда занимает позицию левее главной. Важную роль в классификации типов полипредикативных предложений играет признак кореферентности / некореферентности субъектов главной и зависимой частей. По этому признаку формальные средства маркирования синтаксической связи разделяются на три группы: средства первой группы маркируют только случаи кореферентности субъектов, средства второй группы - только случаи некореферентности субъектов, средства третьей группы безразличны к этому параметру. Далее, средства синтаксической связи разделются на те, которые сообщают о наличии между предикативными единицами тех или иных отношений (например, таксисных, причинной обусловленности, уступительных и др.), и те, которые маркируют лишь наличие синтаксической связи, но не содержат никаких уточнений относительно характера этой связи.
2.6.0. Наибольшее влияние на А.я. в области лексики оказал русский язык. Заимствований из русского языка в алеутских диалектах, распространенных на территтории США (в настоящее время алеуты США русским языком не владеют), насчитывается более 600. Большинство слов было заимствовано для обозначения новых предметов обихода, блюд, одежды и т. п. Ряд слов проник в А.я. в связи с принятием православия. Абсолютно большая часть слов - имена существительные, незначительный процент - глаголы.
Заимствования из других языков единичны: три слова из корякского языка, два - из атапаскского. Несколько больше заимствований из эскимосских языков, однако из-за родства А.я. и эскимосских языков часто трудно установить, является ли то или иное слово действительно заимствованным или общим для двух ветвей одной семьи.
2.7.0. Все алеутские диалекты близки друг к другу. Особое положение занимал диалект о. Атту, ныне исчезнувший: он имел наибольшее число фонетических и морфологических отличий от современных западного и восточного диалектов. Различия между западным и восточным диалектами непринципиальны. Существуют некоторые отличия в лексическом составе, синтаксисе (необязательное согласование глагола с топиком в восточном диалекте - возможно, в результате влияния русского, а позже английского языков). Из морфологических отличий самое заметное: показатель мн. числа имени в западном диалекте -с, в восточном -н; есть также небольшие морфологические отличия в глагольной парадигме первого спряжения (напр., -х,тин вместо -х,т).
 

Литература

Асиновский А. С., Вахтин Н. Б, Головко Е. В. Этнолингвистическое описание командорских алеутов // ВЯ, 1983, № 6.
Вениаминов И. Е. Опыт грамматики алеутско-лисьевского языка. СПб., 1846.
Головко Е. В. Алеутско-русский и русско-алеутский словарь. СПб., 1994.
Головко Е. В. Морфология глагола алеутского языка. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Л., 1985.
Головко Е. В., Вахтин Н. Б., Асиновский А. С. Язык командорских алеутов. Фонетика. Морфология. Синтаксис. (В печати.)
Иохельсон В. И. Унанганский (алеутский) язык // Языки и письменность народов Севера. М.; Л., 1934, ч. 3.
Меновщиков Г. А. Алеутский язык // Языки народов СССР. Л., 1968, т. 5.
Меновщиков Г. А. Алеутско-русский словарь // Языки и топонимия. Томск, 1977.
Bergsland K. Aleut dialects of Atka and Attu // Transactions of the American Philosophical Society, 49 (3). Philadelphia, 1959.
Bergsland K. Aleut Dictionary / Unangam Tunudgusii. Fairbanks, 1994.
Bergsland K. Comparative aspects of Aleut syntax // Journal de la Societe Finno-Ougrienne, 1989, 82.
Bergsland K. Comparative Eskimo-Aleut phonology and lexicon // Journal de la Societe Finno-Ougrienne, 1986, 80.
Bergsland K., Dirks M. Atkan Aleut School Grammar. Anchorage, 1981.
Jochelson W. Aleut Tales and Narratives collected 1909-1910 by W. Jochelson / Ed. by K. Bergsland and M. Dirks. Fairbanks, 1990.
Woodbury A. Eskimo and Aleut Languages // Handbook of North American Indians. Washington, 1984, vol. 5.