А. Лувсандэндэв

СЯНЬБИЙСКИЙ ЯЗЫК

(Языки мира. Монгольские языки. Тунгусо-маньчжурские языки. Японский язык. Корейский язык. - М., 1997. - С. 144-147)


 
1.0. Сяньбийский язык (С.я.).
2.0. По мнению монгольских историков, некоторые древние монгольские племена, в том числе сяньби, обитавшие во II-IV вв. н. э. на территории Южной Монголии (совр. Автономная Внутренняя Монголия, КНР), пользовались орхонским алфавитом. Подтверждением этого служат "тамги", обнаруженные на археологических находках времен царства хунну и идентичные со знаками орхонского письма. В пользу подобных предположений говорят также китайские источники.
3.0. При допущении существования у сяньби письменности и использования ими орхонского алфавита с новой силой возникает вопрос о языковой принадлежности этого этноса, изучением которого занималось не одно поколение ученых. Особенно обстоятельно этим вопросом занимались монгольские ученые, которые склоняются к выводу, что сяньби были монголоязычным народом.
4.0. Современные данные науки (палеографии, археологии, лингвистики) позволяют сделать вывод, что литературный язык возник у монголов гораздо раньше, чем предполагалось до настоящего времени.
В китайском историческом сочинении "Суй шу" сообщается, что "поздние вейцы (монголоязычные племена сяньби, табгачи. - А.Л.) первое время после завоевания Китая писали императорские эдикты и военные донесения только на чужом (для автора источника. - А.Л.) языке. Потом большинство из них, приняв китайские обычаи, перестало понимать друг друга, что заставило их зафиксировать свой язык на письме и ввести обучение родному языку, который и называется государственным языком" (стр. 119).
Противоречивое, на первый взгляд, сообщение китайского источника дает чрезвычайно важные сведения по непосредственно интересующим нас вопросам. Во-первых, поздние вейцы после завоевания Китая, т. е. в начале существования своего государства, пользовались исключительно своим родным, чуждым для китайцев языком. Этот язык был объявлен государственным, т. е. выполнял одну из основных функций литературного языка - обслуживал нужды государства. Во-вторых, китайский автор говорит, что сяньбийцы поначалу писали на своем языке, используя знаки орхонского письма, а позднее сменили тип письма. Тут кажущееся противоречие объясняется тем, что неиероглифическое письмо китайцы обычно не считали письмом, а в данном случае имеется в виду именно переход на иероглифическое, или "иероглифоподобное", напоминающее китайское иероглифическое, письмо, что подтверждается сообщением из другого китайского источника - "Вей шу"; "Император Дао из династии Тоба в день белой обезьяны третьего месяца второго года ши гуань во дворце Цзю хуа тан соизволил рассмотреть новую письменность, состоящую из более тысячи знаков... Пусть распространяют повсеместно новосозданную письменность для всеобщего использования" (гл. IV, ч. 2, с. 1б-2а).
Тысячи знаков для звукового письма - слишком много, а для иероглифического - слишком мало. Поэтому новое письмо поздних вейцев-табгачей, по всей вероятности, было слоговым и комбинированным, использовавшим геометризованные знаки рунического письма и графические элементы китайского письма на более позднем этапе.
О характере памятников сяньбийской письменности можно судить на основании вышеупомянутого китайского источника "Суй шу". В нем приводится библиография сяньбийских книг, состоящая из 12 названий, которая вполне может служить доказательством существования богатой и разнообразной литературы. Среди них имеются филологические, философско-этические, художественные, биографические, канцелярские произведения. Этот список включает:
1. Торийн хэлний жинхэне дуу, 10 булэг ("Песни на государственном языке", 10 глав;
2. Торийн хэлээр бичсэн эзэн хааны дуу, 11 булэг ("Императорский гимн на государственном языке", 11 глав);
3. Торийн хэлээр бичсэн илгээлт зарлиг, 4 булэг ("Послания и повеленния на государственном языке", 4 главы);
4. Торийн хэлээр бичсэн элдэв зохиол, 15 булэг ("Разнообразная литература на государственном языке", 15 глав);
5. Сяньби илгээлт, зарлиг, 1 булэг, Чжоу улсын эзэн хаан У-дигийн зохиол ("Сяньбийские послания и указы" императора династии Северной Чжоу, гл. 1);
6. Сяньби хэл, 5 булэг ("Сяньбийский язык", 5 глав);
7. Хоу Фухоу, Ке Силин. Торийн хэлээр бичсэн эд юмсын нэрс, оороор хэлбал торийн хэлний зуйл хуваасин толь бичиг, 4 булэг ("Названия вещей на государственном языке или тематический словарь на государственном языке", составителями которых являются Хоу Фухоу и Ке Силин, 4 главы);
8. Ке Силин. Торийн хэлэээр бичсэн элдэв юмсын нэрс, 3 булэг ("Названия разных вещей на государственном языке", составителем которого является Ке Силин, 3 главы);
9. Торийн хэлний 18 булэг ойллого бичиг ("Описательные сведения на государственном языке", 18 глав);
10. Сяньби хэл, 10 булэг ("Сяньбийский язык", 10 глав);
11. Торийн хэл, 15 булэг ("Государственный язык", 15 глав);
12. Торийн хэл, 10 булэг ("Государственный язык", 10 глав) ("Суй шу", гл. ХХХII. 2445).
Несмотря ни на какие попытки искоренения, С.я. продолжал существовать не только вплоть до полного распада империи, но и после ее гибели. Так, император У-ди (561-578) из династии Северной Чжоу был составителем книги "Сяньбийские послания и указы". Значит, и во второй половине VI в. монголоязычными племенами не был забыт их родной язык, все еще была нужда в приказах на С.я.
Монголы-кочевники на протяжении своей долгой истории создали добрую дюжину различных систем письма. Все эти многочисленные системы письменности кочевников Центральной Азии принадлежали трем типам письма. Монгольское квадратное, соёмбо горизонтально-квадратное, тибето-монгольское и тюркское брахми были слоговыми; уйгуро-монгольское, зая-пандитское, маньчжуро-монгольское, арабо-монгольское, латинизированное монгольское Вагиндры и новое монгольское, основанное на русской кириллице, тюркское орхонское, уйгурское, арабо-тюркское и др. были звуковыми письмами, причем арабо-тюркское было консонантным, орхонское и уйгурское можно считать консонантно-вокализированными, уйгуро-монгольское, зая-пандитское, латинизированное монгольское, новое монгольское и другие - вокализированнно-консонантными. Киданьское "большое письмо", судя по тому, что оно состояло из нескольких тысяч знаков, было в основном логографическим. Киданьское "малое письмо" было слоговым и даже звуковым. Таким образом, во всех отношениях очень вероятно существование у сяньби письма, основанного на орхонском алфавите. Сяньбийское письмо могло быть лишь только консонантно-вокализированным.
5.0. Лингвистическая характеристика.
Отсутствие конкретных и достоверных данных лишает нас возможности указать необходимые сведения о фонологической и синтаксической структуре С.я., о составе и характере морфологических категорий. Можно лишь отметить, что в структуре сяньбийского слова четко различаются корневые и аффиксальные морфемы, что позволяет сделать вывод об агглютинирующем типе С.я., свидетельствующем о его алтайском происхождении. В лексическом отношении он близок среднемонгольскому, о чем свидетельствуют материальные и семантические совпадения.
5.1.0. Нет сведений.
5.1.1. Нет сведений.
5.1.2. Нет сведений.
5.2.0. Нет сведений.
5.2.1. Нет сведений.
5.2.2. Нет сведений.
5.2.3. Основным способом словообразования выступает аффиксация. Это доказызывается на примерах сопоставления фактов среднемонгольского языка и С.я. Например, древнемонгольская глагольная основа в сяньбийском слове qirgaichin и в фонетическом и в морфологическом, и в семантическом отношениях соответствует среднемонгольскому kidu-, который является одним из существующих поныне вариантов корневой морфемы.
Соеднемонгольское слово kidu'a образовано от глагольной основы kidu- при помощи аффикса причастия -(g)а: kidu- + -а + -chi - kidu'achi. Как видим, сяньбийское слово создается по той же словообразовательной модели, что и в старописьменном классическом монгольском языке:
клас. qula- 'воровать' + -ga + -i - qulagai 'воровство'
клас. dele- 'расширяться' + -ge + -i - delegei 'мир, земля'
клас. xala- 'обжечься' + -ga + -i - xalagai 'крапива'
В современном монгольском литературном языке аффикс -i все еще не утратил своего значения: нохой 'собака' - нохос, ноход 'собаки'. Однако в разговорном языке он потерял самостоятельность морфемы и выступает в составе сложной по происхождению морфемы -гай (-гэй, -гой); -хай (-хэй, -хой).
Таким образом, сяньбийское слово qitgaichin образовано по модели: основа глагола + gа + -i + -chi + -n (xula + -gа + -ga + -i + -chi + -n - xulagaichin 'вор', qit- + -gа + -i + сhi + -n - quitgaichin 'убийца, палач').
5.3.0. Синтаксис.
5.3.1. Нет сведений.
5.3.2. Нет сведений.
5.4.0. Нет сведений.
6.0. Нет сведений.
 

Литература

Лигети Л. Табгачский язык - диалект сяньбийского // Народы Азии и Африки. М., 1969, № 1.
Лувсандэндэв А. К расшифровке табгачского слова k'i-hai-tchen // Хэл бичгийн ухааны зарим асуудал. Улаанбаатар, 1980, с. 89-90.
Суй шу / Г. Сухбаатар. Сянби. Улаанбаатар, 1971.
Shiratori Kurakichi. Uber die Sprache der Hiungnu der Tung-hu-stamme. Tokyo, 1900, p. 190.