Н. В. Охотина

БАНТУ ЯЗЫКИ

(Лингвистический энциклопедический словарь. - М., 1990. - С. 69-70)


 
Банту языки - подгруппа бенуэ-конголезских языков. Распространены в центральной и южной частях Африки. Число говорящих свыше 160 млн. чел. (1987, оценка). По классификации М. Гасри, подразделяются на 15 зон; А (языки Камеруна и пограничных с ним стран: лунда-балонг, дуала, бубе-бенга, баса, бафиа, санага, яунде-фанг, мако-нджем. кака), В (языки Конго и северных областей Заира: мйене, келе, тсого, шира-пуну, нджаби, мбете, теке, тенде-янзи). С (языки Заира, Конго: ингунди, мбоши, мбанги-нтумба, нгомбе, соко-келе, монго-нкунду, тетела, куба), D (языки Руанды, Бурунди и сопредельных стран: мболе-эна, лега-каленга, бира-хуку, конджо, бембе-кабвари, руанда-рунди), Е (языки Уганды, Кении, Танзании: нйоро-ганда, хайа-джита, масаба-лухья, роголи-куриа, кикуйю-камба, чагга, ньика-таита), F (языки центральной Танзании: тонгве, сукума-ньямвези, иламба-иранги), G (языки Танзании, о-вов Занзибар и Пемба: суахили, бена-кинга, гого, шамбала, зигула-зарамо, поголо), Н (языки юга Конго, Заира и северной Анголы: конго, мбунду, яка, мбала), К (языки юго-востока Анголы, северо-запада Замбии, Ботсваны: чокве-лучази, лози, луяна, субиа), L (языки юга Заира, Анголы, Ботсваны: пенде, сонге, луба, каонде, нкоя, лунда), М (языки Танзании, Замбии, Малави, Заира: фипа-мамбве, ньика-сафва, конде, бемба, биса-ламба, лендже-тонга), N (языки Танзании, Малави и центрального Мозамбика: манда, тумбуку, ньянджа, сенга-сена), Р (языки северо-востока Мозамбика, юго-востока Танзании: матумби, яо, макуа), R (языки юго-запада Анголы, севера Намибии и Ботсваны: умбунду, ндонга, гереро, йейе), S (языки Зимбабве, Мозамбика, ЮАР, Ботсваны, Лесото, Свазиленда: шона, венда, сото-тсвана, нгуни, тсва-ронга, чопи).
Типологически Б. я. относятся к языкам агглютинативного строя с элементами флексии, которые проявляются в наличии грамматически многозначных морфем. Соположение морфем в слове может сопровождаться фузионными процессами, особенно глубокими на посткорневых морфемных швах.
Число фонем в различных Б. я. колеблется от 53 до 22. Существует 4 основных типа систем вокализма: пяти-, семи-, десяти- и четырнадцатичленные, за счет противопоставления признаков открытости/закрытости, долготы/краткости. Консонантизм включает имплозивный смычный звонкий b, переднеязычный d, лабиализованные смычные kp/kw, gp/gw, палатализованные смычные b', р', щелевые vi, fi, смычные носовые n', m', аспирированные смычные рh, th, kh, назальный смычный заднеязычный ng. В языках зон Е и G есть двусмычные небно-губные kp, gb, фрикативные переднеязычные межзубные th, фрикативный заднеязычный центральный g. В южных языках зоны S наличествуют двухфокусные щелкающие зубно-заднеязычные, передне-заднеязычные, латерально-заднеязычные с глухими, звонкими, аспирированными, назализованными вариантами: с, gc, ch, nc; q, gq, qh, nq; x, gx, xh, nx (койсанский субстрат). Полугласные w, у функционируют и как самостоятельные фонемы, и как результат консонантизации гласных u, i. Недопустимость зияния (наличие двух и более непосредственно следующих друг за другом разнослоговых гласных) приводит в Б. я. к определенным изменениям гласных и согласных на стыке предкорневых и посткорневых морфем (элизия, слияние, консонантизация гласных). Сингармонизм в предкорневых позициях регрессивный (язык курия), в посткорневых - прогрессивный (суахили) или регрессивный (зулу). В языках зоны Е действует Майнхофа правило и т. наз. закон ганда (падение плозивного согласного при контакте двух слогов с наличием носового и плозивного), в зоне F реализуется Даля закон, н зоне R - т. наз. закон куньяма (падение носового 2-го слога при соположении слогов, включающих носовые и палатальные); в ряде языков, главным образом в зонах G и S, на стыке морфем реализуется потеря смычности согласных при сохранении признака глухости/звонкости - полная в посткорневой позиции (перед полугласным w, гласными u, a, закрытым i), частичная в предкорневой позиции. Слог открытый, модель слога состоит из стуктур: V, Cm/n, CV, CCV, CCCV и лишь в зоне А фиксируется CVCm/n. Слогообразующими являются гласные и сонорные m, n. В Б. я. есть лексико- и грамматико-разграничивающие "музыкальные" тоны. Ударение силовое, связанное - падает на 2-й слог от конца слова, сопровождается удлинением ударного гласного/сонорного. Многосложные слова (более чем 3 слога) имеют вторичные ослабленные ударения, не вызывающие количественных изменений гласных.
Характерная черта грамматического строя - наличие согласовательных именных классов с префиксальными показателями. Количество классов варьируется по языкам: зулу - 13, суахили - 15, ганда - 18 и т. п. Классы подразделяются на предметные ("людей", "деревьев", "вещей" и т. п.), грамматические (аугментативные, диминутивные, локативные, инфинитивные), предметно-грамматические (наряду с номинацией передают определенную грамматическую семантику). Префиксы классов на синтагматическом уровне служат основой образования трансформов согласовательных цепочек, организующих синтагму (суахили: kitabu hiki kizuri kimepigwa chapa 'книга эта красивая она издана', ганда: ebikopo ebyo ebisatu bimnyese 'чашки эги три они-разбиты' и т. п.). В языках зон G, N, S при образовании согласователей слов, зависимых от имен существительных, действуют трансформационные приемы, различные в различных звеньях согласовательной модели: деназализация, девокализация, консонантизация (суахили: mitengo yake hii inakuaibisha 'поступки твои эти они-тебя-позорят'). Таким трансформациям не подвергаются элементы согласовательной модели, например в языках зоны Н (ср. конго: matadi mama mampemba 'камни эти они-побелены'). Собственно прилагательных в Б. я. ограниченное количество, что компенсируется атрибутивной конструкцией типа status constructus (ср. зулу: izinkomo zikababa 'скот он-отцовский') и т. л. Корень глагола в Б. я. главным образом двуслоговой, маркированный конечным гласным а. Спряжение глагола осуществляется при помощи аффиксов различного позиционного типа. Предкорневые морфемы, строго позиционно связанные, передают категории лица, числа, времени, вида. Глагол-предикат согласуется с субъектом и объектом (прямым или косвенным) предложения (суахили: mtu anakisoma kitabu 'человек-он-ее-читает книгу'). Посткорневые аффиксы являются деривационно-реляционными морфемами, которые увеличивают семантическую и грамматическую валентность глагола; некоторые выражают категорию залога (суахили: -pata 'получать', -patia - транзитив, -pasa - каузатив, -patilia - двойной транзитив, -patiwa - пассив, -patana - взаимный залог и т. п.).
В системе местоимений наибольшее семантическое и формальное разнообразие обнаруживают притяжательные и указательные местоимения, последние могут иметь 4 ступени дифференциации. В большинстве языков представлены 3 ступени противопоставлений: этот/этот упомянутый - тот (суахили: ha-/ha-...-o - -lе); этот - тот/тот упомянутый (лингала: -yo-na/-ngo); этот - тот - вон тот/ в пределах видимости (зулу: la- - la-...-o/la-...-уа).
В Б. я., особенно восточных и юго-восточных регионов, продуктивны межразрядные грамматические категории, релятивная и копулятивная формы. Релятивный показатель может оформлять имя, глагол, прилагательное, местоимение. Копулятивный показатель, оформляя существительное, местоимение и другие части речи, делает возможным их спряжение по лицам, числам и некоторым временам.
Основной прием организации слов в синтагме - согласование. Порядок слов в предложении фиксирован: SPO. Словообразование в Б. я. тесно связано с формообразованием: имена существительные образуются по моделям: префикс + корень; препрефикс + префикс + корень; префикс + корень + суффикс; препрефикс + префикс + корень + суффикс/суффиксы (суахили: m-tu 'человек', m-ji-guu 'большеногий человек', m-soma-ji 'читающий че ловек', ma-ji-vun(a)-o ' гордость', ma-ji-lip(a)-z(a)-i 'отплата', 'месть' и т. п.). Препрефиксы или префиксы грамматически полисемантичны (минимум: класс + число). Суффиксы имен, как правило, деривативные морфемы. В зоне S локатив, диминутив, аугментатив имен существительных передается деривативными аффиксами (зулу: okhezeni 'в ложке' < etukeza + ini; umuthikazi 'большое дерево' < umuthi + ka'zi; indodana 'юноша' < indoda + na и т. п.).
Становление научной бантуистики относится к середине 19 в. и связано с появлением сравнительно-сопоставительных работ В. Г. И. Блика. Сравнительно-исторический метод к исследованию Б. я. был применен в фундаментальных работах К. Майнхофа и его последователей. С середины 20 в. в бантуистике формируются две теоретические школы - южноафриканская, т. наз. - "форма и функция" (form and function), и лондонская, - "чисто формальная" (only form). Основоположником первой стал К. М. Док, работы английского бантунста Гасри легли в основу второго направления; обе школы связаны с появлением в мировом языкознании дескриптивно-структуральных теорий. Внимание зарубежных бантуистов привлекают сравнительно-исторические аспекты исследования, а также социоциолингвистическая проблематика - главным образом влияние коммуникативного статуса языка на его грамматический строй.
В СССР изучение Б. я. началось в 20-х гг. 20 в. в Яфетическом институте (с 1928 Институт языка и мышления). И. Л. Снегирев с 1922 ввел изучение языков зулу и коса; в Ленинградском восточном институте Д. А. Ольдерогге начал преподавание суахили. Исследования в области Б. я. ведутся в Институте языкознания АН СССР в типологическом, сравнительно-историческом, социолннгвистическом аспектах.
 

Литература

Громова Н. В., Части речи в языках банту и принципы их разграничения, М., 1966.
Топорова И. Н. Типология фонологических систем языков банту, М., 1975.
Охотина Н. В., Согласовательные классы в восточных и южных языках банту. Коммуникативный статус и грамматическая структура, М,, 1985.
Вlееk W. Н. I., A comparative grammar of South African languages, pt 1-2, L., 1862-1869.
Johnston Н. Н., A comparative study of the Bantu and Semi-Bantu languages, v. 1-2. Oxf., 1919-22.
Meinhof C., Introduction to the phonology of the Bantu languages, B., 1932.
Meinhof C., Grundzuge einer vergleichenden Grarnmatik der Bantu-sprachen, Hamb., 1948.
Doke С. М., Bantu linguistic terminology, L., 1935.
Doke C. M. Bantu. Modern grammatical, phonetical and lexicographical studies since 1860, L., 1945.
Doke C. M. The southern Bantu languages, L., 1954.
Greenberg J.. The tonal system of Proto-Bantu, "Word", 1948, v.4.
Guthriе М., The classification of the Bantu languages, L.. 1948.
Guthrie M., The Bantu languages of Western Equatorial Africa, L., 1953.
Guthrie M., Comparative Bantu, v. 1-4, Farnborough - Hants, 1967-71.
Tucker A., Вryan М.. Linguistic survey of the Northern Bantu borderland, v. 4, L.. 1957.
Вryan М., The Bantu languages of Africa, L., 1959.