Н. С. Яхонтова

МОНГОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ

(Языки мира. Монгольские языки. Тунгусо-маньчжурские языки. Японский язык. Корейский язык. - М., 1997. - С. 10-18)


 
1. Монгольские языки.
2. Распространены в Монголии, в Автономном районе Внутренняя Монголия и некоторых северных провинциях КНР, в Бурятии и Калмыкии и отдельных районах Афганистана. Включают живые языки - монгольский, бурятский, калмыцкий, ойратский, могольский, дагурский, монгорский, дунсянский, баоаньский, язык шира югуров, и мертвые - сяньбийский и киданьский. У монголов, бурят и калмыков (ойратов) с XIII в. существовал единый литературный язык - старописьменный монгольский, которым до сих пор пользуются монголы КНР.
3. Общее число говорящих - более шести миллионов человек.
4. По признакам сохранения или исчезновения начального спиранта (> х, h), полного нли частичного соблюдения сингармонизма или его отсутствия и перелома или сохранения гласного *i в первом слоге живые монгольские языки (М.я.) делятся на три группы: 1) монгольский, бурятский, калмыцкий, ойратский; 2) дунсянский, монгорский, баоаньский и язык шира югуров; 3) могольский. Дагурский стоит ближе к первой группе, но обладает признаками второй.
5. Первые засвидетельствованные перемещения монгольских племен относятся к периоду завоевательных походов Чингисхана (XIII в.). В это время в Афганистане осели моголы и, по преданию, тогда же были посланы на территорию современной провинции Ганьсу предки монгоров и дунсян для охраны восточных границ империи Чингисхана. К этому времени относится разделение М.я. на три группы. Дагуры оказались на территории Маньчжурии в XVII в.
6. По признаку количества гласные в М.я. делятся на краткие и долгие.

Краткие гласные

Подъем
Ряд
Передний
Передний/средний
Задние
Нелабиализованные
Лабиализованные
Нелабиализованные
Лабиализованные
Верхний
i
ÿ (ý)
 
y
Нижний
e
ö (ó)
a
o
 
В калмыцком языке существуют лабиализованные гласные переднего ряда ÿ, ö. В остальных М.я. им соответствуют гласные среднего ряда ý, ó. В монгорском, баоаньском, могольском языках эти гласные отсутствуют. В этих языках только пять кратких гласных. Задний нелабиализованный гласный ы существовал в доклассическом монгольском языке, но очень рано перешел в i в результате чего, гласный i стал нейтральным (см. ниже о сингармонизме). В дунсянском языке имеется гласный ы не восходящий к общемонгольскому *i. В большинстве М.я. долгие гласные качественно не отличаются от соответствующих кратких, и число долгих гласных равно числу кратких. Только в бурятском языке есть долгий лабиализованный гласный среднего ряда нижнего подъема ó, который выступает как вариант фонемы ý, при отсутствии соответствующего краткого. Долгие гласные в большинстве случаев возникли из сочетаний с интервокальными согласными г, ђ, j и б; например, aђуy > у В могольском и дунсянском языках долгих гласных нет. В миньхэском диалекте монгорского языка, в баоаньском языке и языке шира югуров долгие гласные есть, но долгота не является фонологически значимой, как в монгольском, бурятском, калмыцком, дагурском и хучжуском диалекте монгорского языка. Дифтонги, как и долгие гласные, возникли из сочетаний с интервокальными согласными: aji > ai. В большинстве языков дифтонги только нисходящие со вторым элементом i. В дагурском и могольском после исчезновения интервокального согласного сохранились дифтонги со вторым элементом у. Изредка встречаются восходящие дифтонги - преимущественно в словах, заимствованных из китайского. Дифтонгов нет в калмыцком, ойратском, дунсянском и монгорском языках.
Ударение в М.я. динамическое, падает, как правило, на первый слог. В монгорском, баоаньском и языке шира югуров ударение падает на последний слог. Краткие гласные безударных слогов часто редуцируются. Так, например, в калмыцком языке редуцируются практически все краткие гласные непервых слогов. В монгорском, баоаньском и языке шира югуров в результате редукции гласных первого слога в начале слова появляется сочетание двух согласных, что в целом не свойственно М.я.
Слоги в М.я. могут иметь следующие структуры: V, VC, CV, CVC, причем в языках, где наблюдается редукция гласных, редуцированный гласный считается слогообразующим. В дунсянском языке, в отличие от остальных, преобладают открытые слоги.
В монгольском, калмыцком, бурятском языках действует закон сингармонизма. В остальных языках этот закон либо отсутствует, либо проявляется не полностью. Сингармонизм состоит в том, что качество гласного непервого слога частично зависит от качества гласного первого слога. В М.я. сингармонизм определяется двумя правилами: 1) в одном и том же слове могут быть представлены гласные либо только переднего, либо только заднего ряда; исключение составляет нейтральный гласныи i, который совместим в одном слове и с первыми, и со вторыми; 2) если первым гласным слова является о или &оacute;, то гласные нижнего подъема следующего слога должны быть лабиализованными, т. е. в следующем слоге не могут стоять а или е. Явление губного притяжения не наблюдается в калмыцком, ойратском и дагурском языках.
В некоторых М.я. сочетания aji, oji и yji перешли в долгие á, ó, ý. Эти долгие гласные занимают в системе сингармонизма то же место, что и сочетания, из Которых они происходят, т. е. требуют в последующих слогах гласных заднего ряда.

Согласные

По способу образования
По месту образования
Губные
Язычные
Увуляр-ные
Гортан-ные
Губно-губные
Губно-зубные
Передне-язычные
Средне-язычные
Задне-язычные
Шумные
Смычные
Сильные
Слабые
п
б
т
д
к
г
(k)
(ђ)
Фрикатив.
Сильные
Слабые
(w)
в
(ф)
(ж, з)
ш, с
j
(y)
(x)

(h)
Аффрикаты
Сильные
Слабые
ч (ц)
дж (дз)
Сонорные
Носовые
Боковые
Дрожащие
м

н
р
л
н,

 
Фонема ф в большинстве языков встречается только в словах, заимствованных из русского или китайского языков. Только в баоаньском языке и хучжуском диалекте монгорского языка эта фонема встречается в начале слова, восходя к общемонголь-скому *п. В дунсянском, баоаньском и языке шира югуров есть гортанный спирант h, также восходящий к общемонгольскому *п. В бурятском h в начале и в середине слова восходит к общемонгольскому (в конце слова общемонгольский перешел в д). Звук в (или w) в М.я. либо происходит из *b, либо встречается в заимствованных словах. В старописьменном языке заднеязычные согласные к, г в словах с гласными заднего ряда реализовались как увулярные k, ђ. В большинстве современных М.я. эти звуки так или иначе изменились. Так, в калмыцком увулярные перешли в заднеязычные спиранты х, у; в монгольском и бурятском к и k перешли в х; взрывной к в двух последних языках встречается в заимствованных словах. Противопоставление заднеязычных и увулярных сохранилось, например, в монгорском.
В общемонгольском шипящие и свистящие не были противопоставлены; реконструируются аффрикаты дж, ч и спирант с. В старописьменном монгольском уже различаются с и ш; ш восходит к общемонгольскому перед гласным i, остальные слова с ш по большей части являются заимствованиями. Такое распределение с и ш сохранилось почти во всех современных монгольских языках. Обшемонгольские аффрикаты дж, ч в большинстве современных языков остались шипящими. В некоторых языках, кроме того, есть дз или з в заимствованных словах; в монгорском дз иногда восходит к общемонгольскому . В северной группе (кроме части диалектов монгольского языка) шипящие аффрикаты перешли в свистящие, за исключением тех случаев, когда после них стоял гласный i. В калмыцком дз (из дж) перешел в спирант з. В бурятском все аффрикаты перешли в соответствующие спиранты ж, з, ш, с; аффрикаты ч и ц встречаются в нем только в заимствованных словах.
Только в монгорском, дунсянском и баоаньском языках фонема р бывает в начале слова. В остальных языках р в начале слова встречается в словах, заимствованных из русского, тибетского или персидского. В дунсянском и баоаньском языках в ряде слов выпадает р в середине и в конце слова, в монгорском - в середине слова перед шумными согласными. В дагурском в конце слога общемонгольским б, д, ђ, г, с соответствует р и реже л. Заднеязычный сонорный н, только в баоаньском языке и диалекте хуцзу монгорского языка может стоять в начале слова. Переднеязычный н появляется в баоаньском языке в начале слов, которые в других монгольских языках начинаются с гласного.
В языках второй группы во многих случаях общемонгольским сильным соответствуют слабые, и наоборот, общемонгольским слабым иногда соответствуют сильные согласные.
Все М.я. агглютинативные. Формы не агглютинативного типа представлены лишь отдельными случаями - например, основы со "скрытым н" (см. ниже).
Во всех М.я. части речи делятся на склоняемые, спрягаемые (глагол) и неизменяемые, причем среди склоняемых выделяют, в частности, имена существительные и прилагательные, границы между которыми, однако, не вполне ясны.
Существительные обладают категориями числа и падежа. Категории рода в М.я. нет. Во всех М.я. за исключением языка шира югуров, баоаньского и монгорского (диалект хуцзу) существует несколько показателей мн. числа, употребляемых с разными существительными: даг. ака-нар 'старшие братья', аул-сул 'горы'. В монгорском (диалект хуцзу) есть два суффикса мн. числа, но они взаимозаменяемы: гер 'дом' - гер-нгула ~ гер-сге 'дома'. Ед. число не имеет специального показателя; исключение составляют монгорский и баоаньский языки, где имеется факультативный суффикс единичности -нђе, восходящий к числительному "один". При наличии у существительного определения, указывающего на неединичность означаемого (числительного или слова со значением "все", "много" и т. п.), показатель мн. числа, как правило, не употребляется: баоан. тавон, гар 'пять домов' (букв. 'пять дом').
В отдельных М.я. различают от семи до девяти падежей. Во всех языках имеются показатели родительного, дательно-местного, винительного, исходного, орудного и совместного падежей, например, в бурятском языке гал 'огонь', род. п. гал-ын, дат. п. гал-да, вин. п. гал-ые, орудн. п. гал-аар, совм. п. гал-тай, исх. п. гал-haa, напр. п. гал-руу. В монгорском (диалект хуцзу) различаются местный и дательно-местный падежи. В дунсянском и баоаньском нет совместного, но есть соединительный падеж, а в калмыцком, монгорском и языке шира югуров выделяют оба падежа - совместный и соединительный. Направительный и предельный падежи встречаются только в отдельных языках. В дагурском, монгорском, дунсянском, баоаньском и языке шира югуров формы родительного и винительного падежей совпадают и падежное значение определяется синтаксической позицией слова. В баоаньском языке совпадают также формы орудного и соединительного падежей. Все современные падежные суффиксы восходят к общемонгольским.
Существительное в форме основы (т. е. без падежного показателя) может выполнять синтаксические функции подлежащего, определения, дополнения и именной части составного сказуемого: дунс. морi hэндэ осун iджiэджывэ 'лошадь ест сено там', мутун чачын 'листья деревьев'. Подлежащее, кроме того, может быть оформлено винительным или родительным падежами в придаточных предложениях. По этим двум причинам не ясно, можно ли выделять в М.я. именительный падеж. Одни исследователи рассматривают существительное без падежного показателя как неопределенный (или иногда основный) падеж, имеющий различные синтаксические функции, другие считают, что такое существительное в функции подлежащего стоит в именительном падеже, тогда как в позиции, скажем, прямого дополнения выступает основа слова.
В языках первой группы у ряда слов имеется по две основы - полная и усеченная, различающиеся наличием или отсутствием так называемого "скрытого н": калм. мор(н) 'лошадь'. Суффиксы одних падежей наращиваются на полную основу, других - на усеченную. Слова со "скрытым н" в одних функциях представлены полной, в других - усеченной основой: калм. эн морн 'это лошадь' (именная часть составного сказуемого), мор унх 'оседлать коня' (прямое дополнение).
Во многих М.я. существует так называемое двойное склонение - на показатели родительного или совместного падежа наращиваются суффиксы некоторых других падежей: монг. ах-ын-д 'у старшего брата', т. е. в доме или семье брата (-ын- - показатель родительного, -д - дательно-местного падежа).
В большинстве М.я. к существительному могут присоединяться лично-притяжательные частицы, а также (во всех языках, кроме баоаньского) возвратно-притяжательная частица со значением "свой". Они ставятся после показателя падежа: бур. мал-аар-шни 'твоим скотом' (орудн. п.), нюд-ээр-ээ 'своими глазами' (орудн. п.); ш.-юг. гер 'дом' - гер-т-ен 'в своем доме' (дат.-местн. п.).
Имя прилагательное может выполнять функцию определения и сказуемого: дунс. чыђан часун 'белый снег', корон,дэ часун чыђан 'во дворе снег белый'. Многие, особенно непроизводные, прилагательные могут употребляться и как обстоятельства: монг. энэ морь чинь хурдан явна 'эта твоя лошадь идет быстро' (ср. хурдан морь 'быстрая лошадь'). Прилагательное неизменяемо; в частности, отсутствуют степени сравнения. В сравнительной конструкции название предмета, с которым сравнивают, ставится в исходном падеже; например, баоан. нджан,нэ гар манэ гар-сэ ондэр 'его дом выше моего дома'. Для выражения усиления качества может использоваться частичный повтор прилагательного: дунс. ка кара 'черный-пречерный'. Будучи субстантивированы, прилагательные могут склоняться. Например, монг. энэ морины тэр мориноос хурднаныг мэдэв 'узнали, что эта лошадь быстрее той лошади' (букв. 'узнали о большой быстроте этой лошади сравнительно с той лошадью').
Местоимения. Различаются местоимения склоняемые (именные, заместители имени), спрягаемые (заместители глагола) и неизменяемые. В каждом классе различаются положительные и вопросительные местоимения. К числу именных положительных, в частности, относятся личные, указательные и определительные местоимения. Парадигма склонения личных и указательных местоимений отличается от общеименной тем, что местоимения имеют разные основы в именительном и косвенных падежах. Противопоставляются указательные местоимения ближнего и дальнего плана. Во всех М.я. есть личные местоимения 1-го и 2-го лица, но только в дагурском, дунсянском и баоаньском имеются личные местоимения 3-го лица, в остальных языках вместо них употребляются указательные местоимения дальнего плана: даг. б'i 'я', ш'i 'ты', 'он', 'она'; ш.-юг. бу 'я', че 'ты', тере 'тот', 'он'. В могольском языке личные местоимения 3-го лица встречаются только в форме винительного и дательно-местного падежей. Личные местоимения имеют категорию числа: баоан. чэ 'ты', та 'вы'. В дунсянском, могольском, дагурском, баоаньском и бурятском языках в 1-ом лице мн. числа различаются инклюзивное и эксклюзивное местоимения (иногда не во всех падежах): баоан. бэдэ 'мы с вами' и мангэ 'мы (без вас)'. Примерами заместителей глагола являются монгольские яах 'как сделать?' и ийх 'делать (как этот)'. Эти слова имеют те же формы словоизменения, что и обычные глаголы. К числу неизменяемых относятся, например, монг. ийм 'такой'.
Числительные. Все М.я. пользуются десятеричной системой счета. В составных числительных высшие порядки предшествуют низшим. Названия десятков содержат те же корни, что и названия соответствующих единиц, но образуются нерегулярно: калм. хойр 'два' - хорн 'двадцать', зурhан 'шесть' - ж,ирн 'шестьдесят'. И те и другие имеют общемонгольское происхождение. В отдельных языках числительные заимствованы; так, в могольском все числительные, кроме первых шести и "десять", заимствованы из персидского, а в дунсянском все, начиная с 11, - из китайского. Количественные числительные, будучи субстантивированы, могут склоняться. Порядковые, собирательные и разделительные числительные образуются от количественных при помощи специальных суффиксов: бур. гурба(н) 'три', гурба-дахи 'третий', гурб-уулан 'втроем', гурб-аад 'по трое'. В монгорском и баоаньском разделительные числительные образуются путем повтора: баоан. ђypaн, ђypaн, 'по три'.
Глагол. В форме основы глагол имеет значение 2-го лица повелительного наклонения (ед. числа или без указания на число); например, бур. яба 'иди', ш.-юг. со 'сядь(те)'. Глагольные формы делятся на финитные, причастные и деепричастные. Финитные формы могут быть только сказуемым. Причастия употребляются как определения к имени, как именное сказуемое (со связкой или без нее), а также как подлежащее и дополнение. Деепричастие всегда подчинено глаголу.
Все глагольные формы имеют категорию залога; причастные - также категорию времени, а финитные - времени и наклонения.
В монгорском и баоаньском в некоторых временах имеются отдельные показатели для первого и непервого лица: баоан. суджi 'сижу', 'сидим', суджо 'сидишь', 'сидите', 'сидит', 'сидят'. В бурятском, калмыцком и дагурском языках имеются специальные показатели сказуемости - лично-предикативные частицы, которые восходят к личным местоимениям: калм. наадна-в 'я играю', наадна-вдн 'мы играем', наадна-ч 'ты играешь', наадна-т 'вы играете'. Но поскольку они могут оформлять любую часть речи в положении сказуемого, о личном спряжении глагола в этих языках говорить нельзя.
В некоторых языках в состав глагольной формы могут входить также суффиксы со значением способа действия: бур. яба-на 'ходит' - яба-сагаа-на 'похаживает'.
Сведения о глагольных категориях монгольских языков неполны.
Побудительный залог образуется при помощи одного суффикса (дагурский, баоаньский, дунсянский, диалект минхэ монгорского языка) или нескольких (до пяти), выбор между которыми зависит от конечного звука основы (монгольский, калмыцкий, бурятский, диалект хуцзу монгорского языка, язык шира югуров). При глаголах побудительного залога дополнение со значением реального исполнителя действия в разных языках может быть оформлено винительным, дательно-местным и реже орудным падежами: дунс. чы кыван-нi кала эчьђавэ? 'ты куда отослал сына?'; бi энэ уiлiнi чынi гага-дэ кiэђаjэ 'я это дело поручу сделать твоему старшему брату'. В некоторых языках возможны все три типа оформления (монгольский, бурятский). При глаголе в страдательном залоге объект действия обозначается подлежащим, а название субъекта ставится в дательно-местном падеже: калм. морн гол-д хаагдв 'лошадь задержана рекою'. Страдательный залог отсутствует в языках юго-восточной группы. В большинстве М.я. имеются совместный и взаимный залоги, Первый выражает действие, совершаемое совместно, второй - направленное друг на друга: дунс. касэнэ барiндуджывэ 'держаться за руки', кiэлiэнчэндувэ 'разговаривали'. В языках баоаньском, монгорском, дагурском и бурятском функции этих двух залогов совмещены в одной форме совместного залога. Во всех языках, кроме баоаньского, в той или иной степени возможна комбинация различных залоговых суффиксов. Например, в бурятском: мургэ-лд-уул-хэ 'заставить столкнуться друг с другом' (-лд- - суффикс взаимного залога, -уул- - побудительного).
В М.я. выделяют до пяти наклонений: изъявительное, повелительное, волюнтативное, желательное и предостерегательное. Последние четыре обычно рассматриваются как формы одного повелительно-желательного наклонения. Повелительное наклонение включает ряд форм, различающихся по лицу, а также иногда по числу, времени и степени вежливости или категоричности, ср. баоан. hамэра 'отдохни' - hамэра-гэ 'пусть отдохнут'; бур. оро 'войди' - оро-гты 'войдите' яба 'иди' - яба-аарай 'пойди' (когда нибудь в будущем); монг. гар 'выйди' - гар-аач 'выйдите, пожалуйста'. Волюнтативное наклонение выражает предложение совершить действие: даг. iдэ-jа 'поем-ка'. Желательное наклонение выражает пожелание, но без оттенка повеления: монг. ир-ээсэй 'хоть бы пришел'. Предостерегательное наклонение выражает опасение, как бы действие не совершилось: монг. хар-уузай 'как бы не увидел', 'боюсь, что увидит'. Желательное наклонение не отмечено в калмыцком, дагурском и языке шира югуров, предостерегательное есть только в бурятском, калмыцком и монгольском. В языках второй группы форм косвенных наклонений меньше, чем в других языках.
В формах изъявительного наклонения выражена категория времени. В монгольском, калмыцком, дагурском и языке шира югуров одна форма соответствует и настоящему, и будущему времени; в остальных языках настоящее и будущее различаются. В большинстве М.я. (кроме монгорского, дунсянского и дагурского) имеется два, а в монгольском и могольском - три прошедших времени, различия между которыми часто неясны и плохо изучены: монг. Бат ир-эв 'Бат пришел', Бат ир-лээ 'Бат пришел', Бат ир-жээ '(Оказывается) Бат пришел'. Существуют сложные глагольные формы, состоящие из причастия или деепричастия и служебного глагола, которые могут выражать время, вид, модальность и некоторые другие значения: калм. ав-ч ир-в 'принес' (букв. 'взяв пришел'), хэрул-ж, йовна 'пасет (долгое время)', ке-ж, болшго 'нельзя делать', hap-дг болв 'начало всходить'.
Причастие обладает категорией времени. В большинстве монгольских языков различаются причастия настоящего (или настояще-прошедшего), прошедшего и будущего времени; в калмыцком и монгольском имеется также многократное причастие; в бурятском - многократное и однократное: бур. hyy-гаа хун 'сидевший человек', унта-hан хун 'уснувший человек', яба-ха хун 'человек, который пойдет', яба-даг харгы 'дорога, по которой ездят', hyy-гша хун 'сидящий человек'. В дагурском и могольском отсутствует причастие настоящего времени. Причастие, употребленное субстантивно, может склоняться по падежам и принимать лично-притяжательные частицы: дунс. абанi кыван iрэ-сэн-дэ-нi баjасуджывэ 'отец обрадовался приезду сына'. В функции сказуемого причастие по значению приближается к финитным формам.
Монгольские языки характеризуются большим разнообразием деепричастных форм. Деепричастия делятся на сопутствующие и обстоятельственные. Первые (соединительное, слитное и разделительное) выражают дополнительное действие, сопутствующее действию, выраженному сказуемым, а также сочетаются с вспомогательными и модальными глаголами: бур. дохол-жо ябана 'идет хромая', яба-жа болно 'можно ходить', яб-аад узэе 'попробуем сходить'. Вторые указывают на обстоятельства, при которых совершается действие сказуемого. К этой группе относятся условное, уступительное, целевое, предварительное, последовательное, предельное, продолжительное, попутное, причинное и др. Все три деепричастия сопутствующей группы есть во всех М.я. (кроме баоаньского). Из обстоятельственных во всех языках встречаются только условное и предельное деепричастия. Больше всего деепричастных форм выделяют в монгольском и бурятском.
Наречий в М.я. мало; многие из них восходят к именам в косвенных падежах. Качественных наречий нет; соответствующие значения выражаются прилагательными, употребленными как определение к глаголу.
Послелоги управляют существительными или причастием: бур. тэргэн доро 'под телегой', хун мэтэ 'как человек', ябахан тула 'так как пошел'. Послелоги могут управлять неопределенным, родительным, исходным и совместным падежами. К послелогам относят две разные группы слов. Слова первой группы могут употребляться самостоятельно в качестве обстоятельств места и времени: бур. Доро юун хэвтэнэ? 'Что лежит внизу?'. Их иногда рассматривают как наречия или как особую группу имен. Слова второй группы отдельно не употребляются.
Различаются вопросительные, отрицательные и усилительные частицы. Вопросительные частицы ставятся в конце предложения. Употребление той или иной из отрицательных частиц зависит от отрицаемой части речи, а при глаголе они могут различаться и в зависимости от времени и наклонения: даг. бi ул iчiн 'я не пойду', iн эс мэдтэн 'он не знал', jамда мађал увэi 'у него нет шапки', тэрэ мор'бiш'i 'то - не лошадь', та бу jayma 'вы не уезжайте'. Усилительные частицы ставятся после выделяемого слова или в конце предложения: монг. ном л авлаа 'взял именно книгу', явна шуу 'ведь ходит'.
Союзов в М.я. немного.
Синтаксис. Порядок слов жесткий: зависимое слово предшествует главному, в частности, определение - определяемому; последнее место в предложении занимает сказуемое; прямое дополнение тяготеет к. сказуемому, обстоятельства места и времени - к началу предложения: калм. чолун гер 'каменный дом'; Би манhдур клубд доклад кеж,энэв 'Я завтра делаю доклад в клубе'.
Порядок слов в вопросительном предложении тот же, что и в повествовательном. Для выражения вопроса употребляются конечные вопросительные частицы, часто различные в общем и частном вопросе: монг. Явна уу? 'Идет ли?'; Та хэзээ ирэв бэ? 'Когда вы прибыли?'. В частном вопросе частица может и отсутствовать.
Сказуемое бывает глагольное и именное; при именном сказуемом связка в настоящем времени факультативна: монг. Дорж оюутан (байна) 'Дорж - студент'; Тэр байшин том (байна) 'Тот дом большой'.
В сложносочиненном предложении сказуемые всех частей, кроме последней, могyт иметь форму сопутствующего деепричастия: монг. Дорж. гэртээ харь-ж би номын санд очив 'Дорж вернулся (букв. 'вернувшись') домой, а я пошел в библиотеку'. Вопрос о сложноподчиненном предложении в М.я. до конца не решен. Некоторые монголисты склонны рассматривать придаточные предложения как причачастные и деепричастные обороты из-за того, что подлежащее в них может стоять не только в именительном (неопределенном), но и в винительном или родительном падежах, а сказуемое имеет форму причастия в косвенном падеже с послелогом или без него или обстоятельственного деепричастия: калм. Хург тогс-сн-э хоон, концерт болв 'После того, как закончилось собрание, состоялся концерт'; Нама-г ир-тл, чи энд бээж,э 'Пока я не приду, ты побудь здесь'.
 

Литература

Бертагаев Т. А. Лексика современных монгольских литературных языков. М., 1974.
Дондуков У. Ж. Словообразование монгольских языков. Улан-Удэ, 1993.
Монгол хэлнуудийн харьцуулсвн хэл зуй. Улаанбаатар, 1988.
Пюрбеев Г. Ц. Историко-сопоставительные исследования по грамматике монгольских языков. Синтаксис словосочетаний. М., 1993.
Санжеев Г. Д. Сравнительная грамматика монгольских языков. М., 1953.
Санжеев Г. Д. Сравнительная грамматика монгольских языков. Глагол. М., 1963.
Тодаева Б. Х. Монгольские языки и диалекты Киатая. М., 1960.
Чареков С. Л. Прилагательные в монгольских языках в сравнении с другими алтайскими. Л., 1990.
Poppe N. Introduction to Mongolian Comparative Studies. Helsinki, 1955.
Poppe N. Introduction to Altaic Linguistics. Wiesbaden, 1965.