Г. С. Черемин

ОБРАЗ И. В. СТАЛИНА В СОВЕТСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

(М., 1950)


 
Выражая заветные думы и чувства всех народов нашей многонациональной страны, советские писатели и поэты обращают слова сыновней любви и благодарности к великому вождю, учителю и другу - к тому, кто вел и ведёт нашу Родину от победы к победе, - к товарищу Сталину:
Много песен поет наш советский народ
Над полями, лесами густыми,
В каждой песне звучит, в каждой песне живёт
Всенародное Сталина имя.
Имя Сталина живет в каждом произведении советской художественной литературы, в котором отражены величие и красота нашей социалистической действительности, героика борьбы нашего народа за коммунизм.
Когда советские поэты и писатели пишут о нашей социалистической Родине, о партии большевиков, о советском народе, они пишут о Сталине, ибо с именем Сталина связаны все наши победы в боях и в труде, все наши успехи и достижения. Сталин, по справедливому определению Анри Барбюса, "создал то, что есть, и создает то, что будет". Жизнь Сталина, как и Ленина, органически связана с жизнью советского народа. "В Сталине народы СССР видят воплощение своего героизма, своей любви к родине, своего патриотизма" [Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография, стр 240.] Когда я, говорится в узбекской народной песне, смотрю на свою Родину, на нашу счастливую жизнь и у меня нехватает слов, чтобы выразить свою радость,
Тогда произношу я - "Сталин"
и в этом выражаю все!
Когда советские писатели и поэты пишут о Сталине, они пишут о том великом, героическом и прекрасном, что создано и создается в нашей Советской стране. Прав был мудрый казахский акын Джамбул, сказавший: "Все великое и прекрасное в нашу эпоху раскрывается через образ Сталина"
Каждый этап биографии Сталина является одновременно огромным периодом в развитии революционного движения, в истории нашей партии и советского государства и имеет всемирно-историческое значение. Писать о Сталине - значит писать о величии его дела, значит стремиться осветить какую-либо область или сторону его колоссальной, поистине необъятной деятельности.
Этой важнейшей темы касаются в той или иной мере все наши писатели и поэты, народные певцы и сказители. О Сталине создано бесчисленное множество произведений самых различных жанров на всех языках народов СССР.
Совершенно новым видом художественных произведений, которые не имеют примера в истории, являются письма к товарищу Сталину от различных народов Советского Союза, написанные в стихотворной форме. Эти произведения, в которых мысли и чувства народа изложены его лучшими поэтами, особенно показательны, ибо их текст непосредственно принимают и утверждают народные массы.
Чрезвычайно высокая ответственность ложится на художников слова, которые пытаются воссоздать черты великого образа, такие дорогие и близкие каждому советскому человеку.
Советские писатели и поэты стремятся в первую очередь воспроизвести характерные особенности, свойственные Сталину как "новому вождю новых масс". Это те же черты, которые сам товарищ Сталин отметил у Ленина: простота и скромность, "непреодолимая сила логики", непоколебимая уверенность в победе, способность "трезво взвешивать силы противника", величайшая принципиальность, вера в массы, в творческие силы масс, "гениальная прозорливость, способность быстро схватывать и разгадывать внутренний смысл надвигающихся событий". [И. В. Сталин. Соч., т. 6, стр. 55, 57, 64.]
Советские писатели и поэты стараются в первую очередь отобразить присущие товарищу Сталину в наивысшей степени, как и Ленину: политическую ясность и определённость, бесстрашие в бою и беспощадность к врагам народа, полнейшую свободу от всякой паники в моменты опасности, мудрость и неторопливость при решении сложных вопросов, величайшую правдивость и честность, беззаветную и самоотверженную любовь Сталина к народу.
Советские писатели и поэты пытаются воспроизвести внешность товарища Сталина, дать почувствовать присущее ему величайшее обаяние.
К настоящему времени создан ряд произведений о Сталине - поэм, исторических повестей, пьес, киносценариев. Они различны и по своей творческой манере и по степени художественного мастерства, но они едины по своей идее и по тому чувству, которым они проникнуты. Во всех них видно стремление как можно ярче и вернее воспроизвести образ величайшего гения современности.
Но слишком велика трудность этой задачи, и до сих пор ещё не создано такого произведения, художественные достоинства которого в полной мере соответствовали бы величию темы, хотя над воплощением её работали выдающиеся писатели.
К воссозданию образа Сталина обратился в 30-х годах родоначальник литературы социалистического реализма А. М. Горький. Собираясь написать художественное произведение о товарище Сталине, он начал подготавливать документальный материал. Преждевременная смерть писателя прервала эту работу. Однако высказывания о Сталине, содержащиеся в ряде статей и выступлении Горького, дают основание предполагать, какие черты образа вождя писатель намеревался осветить прежде всего. Горького поражали грандиозность сталинских замыслов, величие его труда, преобразующего мир, колоссальная энергия и воля. Писатель с восхищением говорит о "неутомимой работе" товарища Сталина, о его "неиссякаемой, все растущей энергии", называет его "человеком могучей организаторской силы". Наиболее развернуто Горький дал образ Сталина в статье "Правда социализма" (1934). В этой статье он писал: "Непрерывно и все быстрее растет в мире значенье Иосифа Сталина, человека, который наиболее глубоко освоив энергию и смелость учителя и товарища своего, вот уже десять лет достойно замещает его на труднейшем посту вождя партии. Он глубже всех других понял: подлинно и непоколебимо революционно-творческой может быть только истинно н чисто пролетарская, прямолинейная -энергия, обнаруженная и воспламененная Лениным. Отлично организованная воля, проницательный ум великого теоретика, смелость талантливого хозяина, интуиция подлинного революционера, который умеет тонко разобраться в сложных качествах людей и, воспитывая лучшие из этих качеств, беспощадно бороться против тех, которые мешают первым развиться до предельной высоты, - поставили его на место Ленина. Пролетариат Союза Советов горд и счастлив тем, что у него такие вожди, как Сталин".
В речи на 1-м Всесоюзном съезде советских писателей Горький особо подчеркнул ту высокую ответственность, которая ложится на деятелей советской культуры, живущих и работающих в стране, давшей миру Ленина и Сталина:
"Мы выступаем в стране, освещенной гением Владимира Ильича Ленина, где неутомимо и чудодейственно работает железная воля Иосифа Сталина.
Вот, что надобно крепко помнить нам в нашей работе и во всех выступлениях наших перед миром".
 
1
Много проникновенных стихов посвятили советские поэты городу Гори и маленькому скромному домику, где родился товарищ Сталин. Солнечный город, давший миру великого вождя, воспели русский поэт Н. Тихонов и казахский акын Джамбул, украинский поэт Л. Первомайский и армянский поэт Гурген Борьян, грузинские поэты С. Чиковани, А. Машашвили и многие другие.
О детских и отроческих годах товарища Сталина поэт Георгий Леонидзе создал замечательную поэму.
В поэме Леонидзе "Сталин" (1939), как и в поэме Маяковского о Ленине, повествованию о великом человеке предшествует развёрнутое вступление, в котором раскрывается историческая необходимость появления вождя революции
Великий вождь, "рожденный гением народам, рос среди мужественных, крепких духом людей, свято хранивших героические традиции предков - борцов против национального и классового угнетения С самого раннего детства он слышит сказки и предания, исполненные неугасимой веры в победу правды и справедливости.
Любовно рисует поэт обаятельный облик будущего вождя революции
С большим мастерством Леонидзе показывает богатство его духовного мира, многообразие интересов. Мальчик глубоко чувствует красоту природы, любит песни, пляски и игры - особенно те, которые требуют силы, ловкости и отваги. Он - первый и в играх и в ученье. Он любит книги, причем
Выше всяких книг обычных
Ставит книги о героях.
Его любимые герои - борцы за свободу Он с увлечением читает произведения Руставели, Александра Казбека, Ильи Чавчавадзе.
Леонидзе убедительно показывает, как раскрывается мир социальных противоречий перед юным Сталиным, как зарождается в нем могучее чувство революционного протеста, ненависть к гнёту и бесправию. Его пытливый ум ищет ответа на вопрос о причинах социального неравенства. Он с негодованием отвергает призыв религии к смирению и покорности, он жаждет борьбы.
Хочет кликнуть клич он грозный,
Хочет море вспенить бурей!
В заключительной части поэмы описывается беседа юного Сталина с крестьянами. В толпе крестьян он запевает боевую песню, и все подхватывают её:
Впереди же поющих всех
Он, сверкая лицом, идет.
Это песня или боя клич?
Это ветер или бури взлет?
Поэма Г. Леонидзе всем своим идейным содержанием, своей направленностью подводит читателя к началу революционной деятельности товарища Сталина. "В революционное движение, - говорил товарищ Сталин, - я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье" [И. Сталин. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом, стр. 9. Госполитиздат. 1938.].
Этот период биографии товарища Сталина пока ещё не нашел подробного и обстоятельного отражения в советской художественной литературе. Разработка этой темы ещё только намечена в таких произведениях, как пьеса грузинского драматурга Ш. Дадиани "Из искры" (1940) и небольшая повесть А. Антоновской "На Батумском рейде" (1048).
В обоих произведениях рассказывается о революционной деятельности товарища Сталина в Батуми, куда он был направлен Тифлисским комитетом РСДРП в ноябре 1901 года. Центральным моментом и пьесы и повести является знаменитая Батумская демонстрация 9 марта 1902 года; мы видим здесь молодого Сталина (ему было тогда 22 года), пламенного революционера, идущего во главе колонны, воодушевляющего рабочих, проявляющего исключительную выдержку и бесстрашие во время расстрела демонстрации царскими войсками.
Авторам обоих произведений удалось отобразить восторженное отношение народных масс к товарищу Сталину, "которого батумские рабочие уже тогда называли учителем рабочих". [Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография, стр 13.]
В повести Антоновской, например, это находит своё особенно яркое выражение в словах старика Хашима: "Я хочу сказать о тебе важное, что не все знают. Ты - афырцаха, герой героев!.. Ты рождён громом и молнией! Ты ловок и мудр, у тебя великое сердце..."
Дооктябрьский период деятельности товарища Сталина нашёл художественное отражение и в ряде стихотворных произведений, в частности в поэме С. Щипачева "Домик в Шушенском" (1944) и в "Поэме о Сталине" литовской поэтессы Саломеи Нерис (1940). Воссоздавая черты образа великого вождя, советские писатели и поэты стремятся найти яркое художественное выражение того, что с самого начала своей деятельности он "проникся безграничной верой в ленинский революционный гений и пошёл по пути Ленина". [Там же, стр 13 - 14.]
Поэт Щипачев показывает в своей поэме, как товарищ Сталин отстаивал ленинскую теорию в борьбе с представителями соглашательских и буржуазно-националистических партий Закавказья:
Когда от духоты на сходке, свечи
Тусклей горят и споры горячи,
В его спокойной и негромкой речи,
Как клятва, имя Ленина звучит.
Несокрушимую волю и энергию революционера-ленинца не могли сломить ни мрачные казематы царских тюрем, ни "сибирской ссылки дни глухие". Это превосходно выразила Саломея Нерис в своём поэтическом обращении к вождю народов, вспоминая о времени пребывания товарища Сталина в Сибири:
... Сиянье северное зыбко
Мерцает в черноте окна.
Твоя прекрасная улыбка
Бессмертной мудрости полна.
Ты видел сквозь мороз жестокий,
Когда, казалось, жить невмочь,
Зарю на брезжущем востоке,
Рассеивающую ночь...
В октябре 1917 года Сталин "вместе с Лениным уверенно и смело, твердо и осмотрительно вёл партию, рабочий класс на вооружённое восстание, на социалистическую революцию". [Из приветствия ЦК ВКП(б) и Совета Министров Союза ССР товарищу Сталину в день его семидесятилетия. "Правда" от 21 декабря 1949 года.]
Эта деятельность товарища Сталина, ближайшего сподвижника Ленина, явившегося вместе с ним вдохновителем и организатором победы Великой Октябрьской социалистической революции, отображена в целом ряде произведений советских поэтов и драматургов.
Широко известны чеканные строки из поэмы В. В. Маяковского "Владимир Ильич Ленин" (1924), рисующие Смольный в Октябрьские дни:
Штыками
тычется
чирканье молний,
матросы
в бомбы
играют, как в мячики.
От гуда
дрожит
взбудораженный Смольный.
В патронных лентах
внизу пулемётчики.
Вот раздаются слова приказа, с которыми кто-то из командиров обращается к бойцам революции, и в "желанной железной буре" перед нами сразу же возникает образ товарища Сталина, вместе с Лениным осуществляющего непосредственное руководство восстанием:
- Вас
вызывает
товарищ Сталин.
Направо
третья,
он
там. -
- Товарищи,
не останавливаться!
Чего стали?
В броневики
и на почтамт!
Из художественных произведений, рисующих роль товарища Сталина во время Октябрьской революции, следует отметить пьесу И. Погодина "Человек с ружьём" (1937). В ней чрезвычайно рельефно показано великое содружество Ленина и Сталина, обрисована их совместная работа по организации отпора наступлению отрядов Керенского.
Ленин постоянно спрашивает о Сталине, беседует с ним по телефону, договаривается о встрече. Он советуется со своим ближайшим другом и соратником по самым важным военным и политическим вопросам, горячо одобряет его деятельность. Он говорит товарищу Сталину о "Декларации прав народов России": "Я прочёл Ваш проект декларации прав народов. Отношусь к нему так: эта декларация прав народов является началом уничтожения расового и национального неравенства на земле. Она станет основой будущей конституции советского государства. Нет, нет, всё ясно. И каждому понятно: и киргизу, и кабардинцу, и чувашу - каждому простому человеку она понятна. Этот документ подпишем вместе. Надо как можно скорее разослать по всей стране..." (действие 2-е, картина 10-я).
Зритель начинает ощущать колоссальное значение деятельности товарища Сталина ещё до того, как сам он появляется в пьесе. Мы всё время чувствуем его присутствие на ответственнейших боевых участках. Это с большим искусством показано драматургом. Вот появляется матрос с фронта, приехавший за снарядами; он спрашивает, где Сталин. Вот прибывший от Сталина связист докладывает Ленину о боевых действиях моряков Балтийского флота (действие 2-е, картина 9-я) и т. д.
В картине 11-й показано, как товарищ Сталин отправляет отряд революционных солдат и красногвардейцев на борьбу с Керенским. В высокой степени примечателен разговор великого вождя революции с героем произведения, солдатом Иваном Шадриным, которого только что назначили командиром отряда. В ответ на признание смущённого Шадрина, что он "отродясь не командовал", Сталин говорит: "А Вы забудьте об этом. Наших командиров возвеличивает сам народ. Что может быть выше такой чести?". В этих словах замечательно раскрыта характерная черта сталинского руководства:
опора на людей из народа, уменье вселить в них веру в их силы и возможности, неизменный принцип - выше всего ценить доверие народа.
 
2
К. Е. Ворошилов указывал: "Нельзя говорить и писать о Сталине, чтобы не говорить и не писать о героической истории и героических битвах Красной Армии...". [К. Е. Ворошилов. Сталин и строительство Красной Армии, стр. 3. Госполитиздат. 1941.] В советской художественной литературе эта сторона исключительно многогранной деятельности товарища Сталина получила наиболее обстоятельное и подробное освещение.
Как известно, в период гражданской войны ЦК нашей партии направлял товарища Сталина на самые ответственные участки фронта. Там, писал К. Е. Ворошилов, "где контрреволюционные силы, развивая свои успехи, грозили самому существованию советской власти, где смятение и паника могли в любую минуту превратиться в беспомощность, катастрофу, - там появлялся товарищ Сталин. Он не спал ночей, он организовывал, он брал в свои твёрдые руки руководство, он ломал, был беспощаден и - создавал перелом, оздоровлял обстановка ". [К. Е Ворошилов. Сталин и Красная Армия, стр. 7. Воениздат. 1937.]
Летом 1918 года таким важнейшим участком стал Царицын, являвшийся тогда единственным пунктом, который связывал окруженную врагами Советскую республику с хлебными и нефтяными районами Юга. Захват Царицына белогвардейцами привёл бы, кроме того, к объединению сил южной контрреволюции с Колчаком.
Руководство товарища Сталина обороной Царицына и его работа по обеспечению продовольствием Советской республики с наибольшей полнотой и яркостью отражены в повести А. Н. Толстого "Хлеб" (1937) и в романе Вс. Иванова "Пархоменко" (1938). Первое из этих произведений содержит вообще лучшее в советской литературе художественное воплощение образа товарища Сталина и по своей идейной глубине, и по широте исторической перспективы, и по мастерству портретных зарисовок.
В повести А. Н. Толстого товарищ Сталин нарисован в различные моменты своей деятельности. Вначале мы видим его в кабинете Ленина в Смольном, в напряжённые дни зимы 1918 года, когда решался вопрос о мире с Германией. Создавая портрет вождя, Толстой сумел уже через описание внешних черт дать почувствовать мощь сталинского гения.
Писатель находит яркую художественную форму и для выражения полного единства мнений Ленина и Сталина по вопросам внутренней и внешней политики партии и советского государства, Ленин знакомит своего любимого соратника и друга со своей только что написанной статьёй, которая направлена против предательской тактики троцкистов и "левых коммунистов": "Сталин глядел ему в глаза, - казалось, оба они читали мысли друг друга".
Толстой рисует товарища Сталина, отстаивающего на заседании ЦК ленинскую точку зрения по вопросу о мире, потом - работающего вместе с Лениным в его кабинете над организацией обороны Петрограда. Но самыми замечательными в повести, наиболее удавшимися в художественном отношении являются картины, показывающие деятельность товарища Сталина в Царицыне.
Уже самое описание приезда товарища Сталина вызывает ощущение того, что этот приезд явится поворотным пунктом в развитии событий. На всех тех, кто сопровождает товарища Сталина, лежит отпечаток какой-то особенной организованности и дисциплинированности. Их суровый облик, собранность и деловитость представляют яркий контраст с той беспечностью и расхлябанностью, которые были до этого типичны для царицынской обстановка. У прибывших всё рассчитано, все предусмотрено: на площадках - броневики, на случаи нападения, в конце поезда - платформы с запасными рельсами и шпалами, на случай порчи пути. Первым сходит комендант, затем высаживается вооруженный отряд московских рабочих и молча выстраивается вдоль вагонов. Всё просто и строго. Ничего лишнего, никакой сутолоки и суеты. И когда появляется он сам, народный комиссар, "общий руководитель продовольственного дела на юге России, облечённый чрезвычайными правами", то сразу же становится ясным, что именно от него, от Сталина, исходят вся эта четкость, спокойствие и деловитосгь.
"...На площадку классного вагона вышел человек в чёрной - до ворота застёгнутой - гимнастерке, в чёрных штанах, заправленных в мягкие сапоги. Худощавое смуглое лицо его было серьезное и спокойное, усы прикрывали рот. Он взялся за поручень площадки и неторопливо сошел".
Вопреки ожиданию царицынских руководителей, что встреча будет носить официально-торжественный характер, Сталин сразу же, не теряя времени, приступит к делу.
Пригласив местных работников в свой вагон, он стал задавать им "десятки коротких и точных вопросов", не принимая пространных объяснений, требуя конкретных данных, цифр. Когда один из присутствовавших захотел перевести разговор на "общереволюционные" темы, то сейчас же почувствовал, что не в силах "разорвать круг оцепляющих его точных, анализирующих вопросов" Сталина.
В повести ярко и живо обрисован сталинский стиль работы, благодаря которому не только била выяснена в предельно короткий срок "полная картина всего происходящего в городе, в крае и на фронтах", но и немедленно были приняты мери для исправления положения.
"...Сталин начал работу. Два его секретаря, молчаливые и бесшумные, вызывали по телефону председателей и секретарей партийных и советских организаций и учреждений, подготовляли материалы, стенографировали, впускали и выпускали вызванных..."
Толстой мастерски показывает поистине колоссальные масштабы деятельности, которую развернул Сталин.
Мы видим его и в вагоне, работающего дни и ночи, и в арсенале, лично проверяющего запасы оружия, и на заводах, беседующего с рабочими, и в окопах, непосредственно руководящего боевыми операциями. Всюду его могучая воля и неисчерпаемая энергия поднимают народные массы на бои и на труд, организовывает их, направляют их усилия к единой цели. Для разъяснения трудящимся Царицына стоящих перед ними задач Сталин мобилизовал все партийные и профсоюзные организации города. В течение нескольких дней "всё было поднято на ноги". По образному выражению автора повести, вагон Сталина был "тем сердцем, которое гнало организованную волю по всем извилинам города" и по всему царицынскому фронту. До сознания каждого коммуниста, рабочего, красноармейца были доведены чрезвычайная важность и ответственность их дела для обороны всей Советской республики.
В повести показано, как действует великая сила сталинского руководства. В короткое время положение в Царицыне коренным образом меняется. Наступает перелом во всех сферах жизни. Ликвидируются путаница и неразбериха, которыми пользовались для своих тёмных целей враги советской власти. Налаживается работа всех звеньев советского и партийного аппарата. Во всем наводится революционный порядок. Эшелоны с продовольствием идут в Москву. Толстой подробно рассказывает о разоблачении Сталиным замаскировавшихся белогвардейских агентов - ставленников Троцкого, о том, как решительными действиями Сталина были парализованы вредительские козни самого Троцкого.
Сталин укрепил оборону города, объединил разрозненные отряды в могучую боевую силу, создав новую, 10-ю армию под командованием К. Е. Ворошилова. Повесть заканчивается описанием разгрома белогвардейских войск, осуществлённого под непосредственным руководством товарища Сталина.
Высокохудожественное произведение А. Н. Толстого замечательно рисует образ Сталина как гениального политического деятеля и полководца. Писателю удалось показать постоянную связь Сталина с народом, его веру в массы, в их преданность делу революции. В повести "Хлеб" отображено великое содружество Ленина и Сталина. Всё произведение, по словам его автора, "представляет собою как бы две мачты-антенны, по которым идет ток сильного напряжения, - это Ленин и Сталин...".
Выразительно обрисованы черты великого вождя в романе Вс. Иванова "Пархоменко". В главах 14-й и 15-й мы видим Сталина беседующим с А. Я. Пархоменко, который только что прибыл из донецкой армии Ворошилова.
Вс. Иванов показывает характерную черту Сталина: всегда смотреть правде в глаза, какой бы грозной она ни была, и не скрывать от народа действительного положения вещей. С "беспощадным спокойствием" (по выражению автора романа) Сталин обрисовывает перед Пархоменко труднейшие условия, в которых находилась тогда Советская республика. Позднее он спрашивает у Пархоменко, решится ли тот рассказать украинским бойцам, пробивающимся из Донбасса к Царицыну, о страшной опасности и как восприму г они эту грозную правду, - ведь дело идёт о доверии народа к нашей большевистской партии.
"Вообще, - пишет Вс. Иванов, - эта резкая манера подчёркивать правду вначале несколько ошеломляла, а затем вдохновляла, вселяя бодрость. Этот человек видел мир всегда - и в колосе, как его часто видят многие, и цельным - в снопах. Он ничего не боится и не только сам не боится, но и, сверх того, другим не даёт возможностей скрыться в тщетной игре соображения, в какой-либо неосуществимой надежде, а умеет находить и с воображении, и в надежде других нечто более близкое и реальное, что рождает и бесстрашие, и победу...".
В последующем описании, воссоздающем черты великого образа и выполненным с большим художественным мастерством, очень верно подчёркивается глубочайшая народная сущность этого образа, проявляющаяся во всём.
Автор романа очень живо и ярко показывает, какую бодрость и воодушевление вселила в бойцов донецкой армии весть о том, что в Царицын прибыл Сталин.
В обоих произведениях с большой выразительностью отображён осмотр Сталиным передовых позиций вблизи Царицына под обстрелом врага, показаны исключительная отвага и бесстрашие, которые проявлял Сталин.
Кроме этих произведений, царицынская эпопея отражена также и в ряде стихотворений и народных песен о Сталине и Ворошилове.
В мае 1919 года, когда наступление белогвардейских войск Юденича создало угрозу Петрограду, Центральный Комитет партии направил И. В. Сталина на Петроградский фронт. Руководство товарища Сталина обороной Петрограда и подавлением белогвардейского мятежа, вспыхнувшего в фортах "Красная Горка" и "Серая Лошадь", получило яркое отображение в пьесе Вс. Вишневского "Незабываемый 1919-й", которая удостоена Сталинской премии за 1949 год.
В прологе к пьесе показана беседа Сталина с Лениным; Ленин вручает товарищу Сталину мандат, облекающий его самыми широкими полномочиями. Далее мы видим товарища Сталина, наводящего революционный порядок в штабе фронта. Выразительно показано посещение Сталина делегацией путиловских рабочих. "Надежда на Вас, товарищ Сталин", - говорит один из членов делегации, и зритель чувствует, что это голос многомиллионных масс народа. Неиссякаемой верой в победу проникнуты слова вождя: "...Все препятствия одолеем, и какие бы враги ни встретились на пути, - мы одержим верх..." (1-й акт, картина 2-я). В заключительной сцене мы видим товарища Сталина на передовых позициях, беседующего с моряками перед боем. Пьеса завершается исторической телеграммой товарища Сталина Ленину 16 июня 1919 года о взятии советскими войсками мятежных фортов и ликвидации опасности, нависшей над Петроградом.
Следующим этапом деятельности товарища Сталина во время гражданской воины, получившим развёрнутое отображение в советской художественной литературе, является разгром Деникина осенью 1919 года.
Как известно, летом 1919 года деникинские войска, воспользовавшись тем, что Троцкий развалил работу на Южном фронте, овладели всей Украиной и стремительно двинулись к Москве. "Положение Советской республики становилось более, чем серьёзным". [История ВКП(б). Краткий курс. стр. 227.] Тогда ЦК нашей партии направил на Южный фронт товарища Сталина.
О работе Сталина на Южном фронте, о гениальном сталинском плане наступления на Деникина через Харьков - Донбасс - Ростов, о разгроме деникинских войск у Орла и Воронежа, осуществленном под руководством товарища Сталина, рассказывается в упомянутом выше романе Вс. Иванова "Пархоменко", в пьесе А. Н. Толстого "Путь к победе" (1939) и частично в романе К. Федина "Необыкновенное лето" (1948).
В начале пьесы А. Н. Толстого мы видим товарища Сталина в Кремле, беседующего с Лениным о международном и военном положении Советской республики (действие 2-е, картина 3-я). Товарищ Сталин сообщает Ленину о предательской тактике Троцкого и излагает свой план наступления на Деникина. Ленин полностью соглашается с этим планом.
В ответ на выраженную Лениным уверенность в скором освобождении от белых всей территории России, Сталин с восхищением говорит о "поразительной силе оптимизма" в народе и в Ленине. Толстой показывает, что основой революционного предвидения великих вождей революции является их вера в творческие силы народа. С большой лирической теплотой писатель рисует трогательную заботу Ленина и Сталина друг о друге: каждый беспокоится об отдыхе другого, и обоим нет времени отдохнуть...
Затем мы видим Сталина в штабе Южного фронта в Серпухове, непосредственно руководящего наступлением на Деникина (действие 3-е, картина 5-я). Как и в повести "Хлеб", усилия писателя направлены здесь на то, чтобы показать в Сталине сочетание военного гения с политическим. Сталин решительно искореняет косность, формализм и схоластику, за которые пытаются спрятаться Троцкий и его ставленники. Действуя вопреки вредительским приказам Троцкого, ломая сопротивление его агентов - белогвардейских шпионов - Сталин поддерживает инициативу Будённого и других преданных революции талантливых командиров. Решительными мерами он добивается перелома в ходе военных действий и осуществляет полный разгром войск Шкуро и Мамонтова.
В яркой драматической форме Толстой показывает тот "путь к победе, по которому Сталин повел войска Южного фронта.
В последней главе романа К. Федина "Необыкновенное лето" изображен приезд товарища Сталина в части 1-й Конной армии зимой 1919 года.
Писатель подчеркивает рост авторитета и популярности Сталина в войсках после блестящих побед, одержанных под его водительством.
"... Теперь слово - Сталин - облетело не одну армию, не один фронт. После телеграммы Сталина о победе под Воронежем его имя прозвучало на всех фронтах, и для всей Красной Армии приобретало особое - полководческое - содержание". Федин с большим искусством показывает это и через восприятие героя произведения - Кирилла Извекова: в представлении Извекова образ великого полководца всё больше сливается с крепнущей и закаляющейся Красной Армией. Поэтому-то "удивительно странно, а вместе так понятно казалось ему, что между впечатлением конницы, содрогнувшей степь, и впечатлением от человека в солдатской шинели, быстро скользнувшего по снегу в русских лёгких санках, - между этими разными впечатлениями заключалось такое нераздельное единство".
Писатель, далее, рисует встречу своего героя со Сталиным после смотра будённовской конницы. Кирилл увидел Сталина в группе командиров, слушающего рассказ одного из них о разведывательной операции: "Сталин коротко и пристально взглядывал на него, пропуская папиросный дымок под тёмными усами". В описании последовавшего разговора очень живо передан ряд черт, свойственных Сталину: его обыкновение исчерпывающе уяснять себе положение вещей, его исключительно внимательное отношение к людям, его мягкий юмор.
Указанные произведения, изображающие товарища Сталина в годы гражданской войны, обстоятельно освещают его деятельность в тот период.
 
3
После смерти В. И. Ленина взоры всей нашей партии и всего советского народа обратились к его лучшему ученику и соратнику - к товарищу Сталину. Знаменитая сталинская клятва над гробом Ленина 26 января 1924 года и последующее выполнение этой клятвы нашли широчайшее отражение в советской художественной литературе, главным образом в лирических и лирико-эпических произведениях советских поэтов и в народном творчестве. Идеей всех этих произведений является преемственность дела Ленина - то, что "в Сталине Ленин бессмертный живёт", как замечательно выразил это Джамбул. Сталин - это тот человек, "чья мысль с начала до конца есть ленинская мысль, товарищ" - по мудрому слову дагестанского ашуга Сулеймана Стальского. Во всех этих произведениях говорится о том, как выполнил вождь народов свою великую клятву, о том, как неуклонно он вёл и ведёт страну по пути, указанному Лениным.
Нет ни одного сколько-нибудь значительного советского поэта, который не коснулся бы этой важнейшей темы. Из произведений, получивших всенародное признание, можно назвать "Песню о выполненной клятве" Джамбула и ряд других песен его и Сулеймана Стальского о Ленине и Сталине, стихотворение В. Лебедева-Кумача "Великий образ", пользующуюся широкой известностью украинскую народную песню "Два Сокола" в переводе М. Исаковского.
Мысли народа превосходно выражены в русском сказе, записанном от народной сказительницы Т. А. Долгушиной (Кировсгая область):
...Сталин Ленину да кровный брат
По работе, по размаху по орлиному,
По полету, по простору соколиному.
Мы идем со Сталиным, как с Лениным,
Говорим со Сталиным, как с Лениным,
Знает все он наши думки думушки,
Всю он жизнь о нас заботится.
Выполнение Сталиным своей великой клятвы является темой замечательного кинофильма "Клятва" (1946) по сценарию П. Павленко. Писателю удалось найти выразительный художественный образ, передающий отношение народа к Сталину как к великому продолжателю дела Ленина. Это - волнующий эпизод, когда жена рабочего Варвара Михайловна Петрова после смерти Ленина передает адресованное на его имя письмо товарищу Сталину.
В этом сценарии яркими штрихами обрисован величественный путь, который прошла Советская страна под водительством Сталина с 1924 года и до победы в Великой Отечественной войне.
"..С того времени, когда мы работаем без Ленина, - говорил в одном из своих выступлений С. М. Киров, - мы не знаем ни одного поворота в нашей работе, ни одного сколько-нибудь крупного начинания, лозунга, направления в нашей политике, автором которого был бы не товарищ Сталин, а кто-нибудь другой. Вся основная работа - это должна знать партия - проходит по указаниям, по инициативе и под руководством товарища Сталина" [С. М. Киров. Избранные статьи и речи, стр. 267- 268. Госполитиздат. 1941.].
Таким великим начинанием явилась индустриализация нашей страны, получившая развернутое отражение в советской художественной литературе. Из произведений, показывающих непосредственное руководство товарища Сталина проведением индустриализации, можно назвать уже упомянутый сценарий П. Павленко "Клятва" (1946) и "Большой конвейер" Я. Ильина (1932).
В одном из своих замечательных патриотических стихотворении - "Домой!" - В. В. Маяковский, выражая желание, чтобы советская поэзия была поднята на высоту важнейшего государственного дела, обратился к образу Сталина, как руководителе индустриализации страны:
Я хочу,
чтоб к штыку
приравняли перо.
С чугуном чтоб
и с выделкой стали
о работе стихов,
от Политбюро
чтобы делал
доклады Сталин.
Эта руководящая роль товарища Сталина сжато, но чрезвычайно рельефно обрисована в сценарии "Клятва": великий вождь стоит на берегу Волги в группе рабочих и инженеров и указывает, где должен быть выстроен первенец пятилетки - Сталинградский тракторный завод. В произведении Я. Ильина (ч. 2-я, гл 7-я) мы видим товарища Сталина, произносящего на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 года свою историческую речь, в которой великий вождь поставил задачу "овладеть техникой, овладеть наукой производства". [И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 328. Изд. II-е.]
Писателю удалось выразительно показать огромнейшее значение этой речи для руководителей промышленности, которым она давала направление всей дальнейшей работы. В речи Сталина, захватившей аудиторию непреодолимой силой логики, содержалось решение новых наболевших вопросов, причем каждый из участников совещания находил в ней указания" прямо относившиеся к своей собственной работе.
Ильин ярко обрисовывает могучее воздействие сталинской речи на слушателей: "...постоянная, глубокая и сильная связь между членом партии на любом участке работы и руководством партии казалась сейчас ощутимой и конкретной, как никогда". Огромное воодушевление охватило людей, которые горели желанием по-новому взяться за дело, претворив в жизнь указания вождя.
Великим социалистическим преобразованием, осуществлённым по инициативе и под руководством товарища Сталина, явилась коллективизация нашей страны. Это был "глубочайший революционный переворот", "равнозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года". [История ВКП(б). Краткий курс, стр. 291.] Вполне понятно, что в этом важнейшем деле с исключительной явственностью выразилась сила сталинского руководства, что направляющая деятельность товарища Сталина чрезвычайно сильно ощущалась народными массами и что это не могло не получить своего отражения в произведениях художественной литературы. И действительно, это отразилось в наиболее выдающихся произведениях, посвященных коллективизации, - в "Поднятой целине" (1932) М. Шолохова и в поэме А. Твардовского "Страна Муравия" (1936).
В произведении Твардовского показан поворот середняка к колхозу в год "великого перелома".
Именно это бурное время, когда широчайшие массы крестьянства в "тревоге и борьбе" вступали на новый и неизведанный путь жизни, возникает та народная легенда, которую с присущей ему удивительной ясностью и завершенностью художественной формы воспроизводит Твардовский. Поэт говорит, как по всем краям шла молва о том, что
едет Сталин, едет сам
На вороном коне.
 
Вдоль синих вод, холмов, полей,
Проселком, большаком,
В шинели, с трубочкой своей
Он едет прямиком.
 
В одном краю, В другом краю
Глядит, с людьми беседует
И пишет в книжечку свою
Подробно всё, что следует.
Самое возникновение такой легенды свидетельствует об ощущении народными массами своей постоянной и нерушимой связи с вождём. Народ знает, что Сталин всегда с ним; тем более вождь должен быть с ним в такой знаменательный период в жизни народа. И кому, как не ему, самому близкому и родному человеку, можно поведать о своих сомнениях и надеждах? К нему обращается герой поэмы Моргунок: " - Товарищ Сталин! Дай ответ, чтоб люди зря не спорили...". Твардовский сумел с большой лирической силой и выразительностью передать близость народных масс к своему вождю. Характерно и то, как показан сам Сталин: он беседует с народом и всё записывает в свою книжечку. Здесь поэтически выражена одна из важнейших черт великих вождей революции Ленина и Сталина: обобщение ими опыта народных масс, постоянная живая связь с народом. Поэт сумел несколькими строчками дать почувствовать колоссальный размах колхозного движения и мощь направляющей его сталинской воли:
Страна родная велика.
Весна! Великий год!..
И надо всей страной - рука,
Зовущая вперед...
Иными художественными средствами показано руководство товарища Сталина колхозным движением в произведении М. Шолохова "Поднятая целина". Здесь на конкретных примерах освещена та огромная роль, которую сыграла знаменитая статья товарища Сталина "Головокружение от успехов". Автор с большой яркостью описывает, как читали газету, в которой была напечатана сталинская статья: "...Никогда за время существования Гремячего Лога газета не собирала вокруг себя такого множества слушателей, как в этот день. Читали, собираясь группами, в куренях, на проулках, по забазьям, на приклетках амбаров... Один читал вслух, остальные слушали, боясь проронить слово, всячески соблюдая тишину" (гл. 28-я).
Шолохов в образной, художественной форме показывает величайшую силу сталинского слова, его влияние на народ, крайнюю своевременность и чрезвычайную действенность этого выступления товарища Сталина. М. И. Калинин указывал, что статья "Головокружение от успехов" "нанесла сокрушительный удар по врагам, надеявшимся использовать перегибы, чтобы возбудить крестьянство против Советской власти". [М. И. Калинин. К шестидесятилетию со дня рождения товарища Сталина, стр. 72.] Крах таких надежд превосходно обрисован в "Поднятой целине". Группа казаков, сагитированная вначале белогвардейцем Половцевым, ознакомившись со статьей Сталина, отказывается от выступления против советской власти: "...порешили мы все через эту статью в газете "Правде" не восставать", - заявляет один из "стариков" взбешенному Половцеву. Битой оказалась и ставка белогвардейского охвостья на иностранную интервенцию. Шолохов очень тонко показывает, как в людях, чуть было не поддавшихся врагу, просыпается патриотическое чувство под влиянием статьи товарища Сталина.
Последующее развитие Советской страны, превращение ее в могучую индустриально-колхозную державу нашло многообразное отражение в художественной литературе.
О первом съезде колхозников-ударников и о выступлении на нем товарища Сталина рассказывается, например, в поэме "Катерина" (1938) белорусского поэта Петруся Бровки. В этой поэме говорится о судьбе бывшей батрачки, которую колхозный строй сделал знатным человеком страны. После того как Катерина показала образцы труда на колхозных полях, ее делегируют на съезд. В Кремле она видит великого вождя, окруженного любовью народа; с трибуны съезда она рассказывает о том, как "расцветает край колхозный", и обращается со словами горячей благодарности к товарищу Сталину.
В киноповести П. Павленко "Падение Берлина" есть очень яркий эпизод: беседа товарища Сталина со знатным сталеваром. С каким интересом слушает вождь народов рассказ стахановца, свидетельствующий о новом, творческом отношении к труду, о появлении ростков коммунизма!
Как увлекательные художественные произведения, читаются вышедшие в 1939 году под редакцией А. А. Фадеева воспоминания о встречах со Сталиным А. Стаханова, И. Гудова, Ч. Коробова, П. Ангелиной и других знатных людей нашей страны: рабочих, колхозников, ученых, летчиков, деятелей искусства. Из этих воспоминаний с большой яркостью вырисовывается исключительная многогранность сталинского руководства социалистическим строительством.
Победа социализма в СССР явилась мощной основой для развития советской культуры. Годы сталинских пятилеток ознаменовались расцветом искусства и литературы в Стране Советов. И не случайно, что именно после принятия Сталинской Конституции, когда советский народ подвел итоги великих побед во всех областях народного хозяйства, колоссальных успехов, достигнутых под руководством партии большевиков и товарища Сталина, - именно в эти годы появляется множество замечательных художественных произведений, посвященных Сталину.
Поэты всех народов нашей страны слагают вдохновенные песни о Сталине и Сталинской Конституции. Их устами говорит как бы сама народная мудрость. "Я - голос народа, я - слово народа..." - говорит туркменский народный певец, воспевая величие сталинского дела.
Широкой известностью пользуются произведения, созданные Джамбулом, Сулейманом Стальским, Я. Купалой, Я. Коласом, Г. Лахути и многими другими поэтами. Именно в это время появились такие получившие всенародное признание произведения, как "Песня о Родине" В. Лебедева-Кумача и "Партия ведет" П. Тычины. Все эти произведения повествуют о счастливой жизни людей в Советской стране, о великих победах, одержанных под руководством партии большевиков и товарища Сталина, об Основном Законе нашей Родины и мудрости его творца.
Нам радость жизни создал Сталин
И воплотил ее в 3акон, -
писал Демьян Бедный. В чрезвычайно яркой, образной форме сказал о Сталинской Конституции Сулейман Стальский:
Закон - величье наших дней,
С ним весны ярче, песнь стройней,
С ним слава Родины моей
За мир стоит в дозоре.
И далее ашуг обращается к вождю народов:
Твой зоркий взгляд, твой путь побед
Певцами всей земли воспет.
И лучших песен в мире нет,
Чем те, где ты воспет, великий.
Большое количество произведений, посвящённых Сталину, написано советскими поэтами в связи с выборами в Верховный Совет СССР 12 декабря 1937 года, когда первым депутатом был избран товарищ Сталин. В 1939 году советский народ отметил 60-летие своего великого вождя, учителя и друга. Эта историческая дата была ознаменована появлением новых стихов и поэм о Сталине. К этому времени был выпущен ряд сборников, включивших лучшие произведения поэтов различных народов Советской страны о Ленине и Сталине.
"Ведомый великим Сталиным советский народ шёл к новым победам, вперёд, к коммунизму". [Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография, стр. 181.] Но 22 июня 1941 года мирный труд советских людей был нарушен вероломным нападением гитлеровской Германии. Началась Великая Отечественная война.
 
4
Показать, как отображено в советской художественной литературе руководство товарища Сталина борьбой советского народа против гитлеровской агрессии, - большая и трудная задача. Для ее более или менее полного разрешения потребовалось бы рассмотреть все наиболее значительные произведения о Великой Отечественной войне. Мы отметим лишь некоторые из них, где отражено самое главное: сплоченность всего советского народа вокруг нашей партии и товарища Сталина, сказавшаяся в дни воины с ещё невиданной до той поры силой. В лучших художественных произведениях об этом времени отражены единство вождя и народа, преданность советских людей великому Сталину. В этих произведениях показано, как воспринималось слово вождя советским народом, как исторические выступления по радио товарища Сталина, его приказы войскам подымали весь наш народ на отпор врагу, вызывая колоссальный патриотический подъем.
Много стихотворений, выражавших стремление советских людей встать на защиту социалистической Родины и несокрушимую веру в своего вождя, появилось в ответ на речь товарища Сталина 3 июля 1941 года, которая, по образному выражению поэта,
пронеслась над полями войны,
Чтоб народное сердце зажечь
(Н. Тихонов "Народные ополченцы").
Одним из самых волнующих произведений на эту тему является стихотворение К. Симонова "Дружба" (1944). Солдат услышал сталинскую речь, услышал, как вождь сказал: "Друзья мои!" - и эти "слова простые и величавые" стали для него "вернее клятвы и сильней приказа"; солдат помнил их всегда: во имя их переносил все тяготы и лишения, совершал богатырские подвиги, не колеблясь, шел на смерть.
И где б его сраженья ни встречали,
У волжской, у дунайской ли струи,
Ему слова бессмертные звучали:
"Друзья мои!"
С огромной силой поэт выразил беспримерную в истории взаимосвязь между вождём и армией: солдат был велик дружбою с великим человеком, а Сталин "в своих решеньях, дружбою солдата был укреплён".
Развёрнутое отражение в советской художественной литераторе получил отклик народа на исторический доклад товарища Сталина о 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции 6 ноября 1941 года и речь на параде Красной Армии 7 ноября 1941 года. В этой связи следует отметить такие произведения, как киноповесть П. Павленко "Падение Берлина" (1948), поэмы М. Алигер "Зоя" (1942) и В. Инбер "Пулковский меридиан" (1942), роман Н. Бирюкова "Чайка" (1945), стихотворение К. Симонова "Суровая годовщина" (1941).
В поэме М. Алигер (гл. 2-я) с большой художественной силой говорится о том, как слова сталинского доклада звучали по всей стране. Их слушали и охваченный пламенем борьбы Севастополь, и осаждённый врагами Ленинград, и харьковские подпольщики, и партизаны того отряда, в составе которого находилась Зоя Космодемьянская; закоченевшие в снегу люди чувствуют тепло, потому что к ним "домчалась сталинская речь". Замечательно лирическое отступление в 3-й главе этой поэмы, в сцене допроса Зои. Приведя знаменитый ответ юной партизанки на вопрос, "Где находится Сталин?" - "Сталин на посту", М. Алигер в прочувствованных строках раскрывает глубокое содержание этих слов. Если продолжается героическая борьба на фронтах и самоотверженный труд в тылу, если Родина заботится об осиротевших ребятах, если "в чёрные педели отступленья" не иссякает вера в победу, "это значит - Сталин на посту".
Поэтесса показывает, что в этих словах Зои выразилась вера в непобедимость Родины, вера в Сталина и в свой народ.
О том, как слушали доклад товарища Сталина в осаждённом Ленинграде, говорится в поэме В. Инбер "Пулковский меридиан" (гл. 3-я).
Во время сталинского доклада над городом начался воздушный бой, но никто, говорит поэтесса, не обратил внимания на сигнал тревоги:
...Речь продолжалась. И такая в ней
Уверенность была, такая сила,
Что эта ночь, которая гасила
Тревогами созвездия огней, -
От сталинского голоса редела.
Мы победим, - сказал он. - наше дело
Есть дело правое...
И вот мы все, продолжает поэтесса, ещё больше почувствовали, что мы - громада, мы - сила, что наши идеи бессмертны, что мы победим.
В романе Бирюкова (ч. 2-я, гл. 25-я) рассказывается о том, как советский самолёт сбросил брошюры с докладом товарища Сталина в расположение партизанского отряда и какое могучее действие оказывало сталинское слово на население временно оккупированных гитлеровцами районов: росло сопротивление захватчикам, активизировались действия партизан.
В "Падении Берлина" П. Павленко изображён парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Сталин произносит свою историческую речь с трибуны мавзолея. Её слушают бойцы в окопах, рабочие в затемнённых цехах прифронтового завода. Лётчик-истребитель, услышав слова Сталина, устремляется на врага, в атаку подымается солдат. Мы видим репродуктор, висящий на стене полуразрушенной крестьянской избы: он изрешечён пулями, но голос Сталина уверенно и твердо раздаётся над полем схватки.
В ряде произведений ("Пулковский меридиан" В. Инбер, "Домик в Шушенском" С. Щипачёва, "Шуршит по крышам снеговая крупка..." А. Суркова, "Ленинское знамя" Н. Тихонова) поэты, говоря о речи Сталина 7 ноября 1941 года, передают в стихах его знаменитые слова: "Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!" - и рисуют величественный образ вождя, стоящего на трибуне мавзолея.
В стихотворении Суркова, написанном на Подмосковном фронте в декабре 1941 года, изображён товарищ Сталин, работающий ночью в Кремле над подготовкой наступления:
...На карте фронт узорной вязью вьётся,
И он, нацелясь в чёрные кружки,
Привычным, точным жестом полководца
Отодвигает к западу флажки.
В заключительных строках стихотворения поэт говорит о вели-чи!; сталинского гения, о воодушевляющем призыве, с которым Сталин обратился в те дни к советскому народу:
Он встал над фронтом, над Москвой, над нами,
Он руку к западу простёр свою:
- Пусть осенит вас Ленинское знамя,
Сыны мои, в решительном бою!
О том, как встретили советские люди сталинский доклад, посвящённый 25-й годовщине Октября, рассказывается с наибольшей яркостью в двух произведениях: в повести К. Симонова "Дни и ночи" (1944) и в романе А. Фадеева "Молодая гвардия" (1945).
В первом из них сталинскую речь слушают капитан Сабуров и комиссар Ванин в блиндаже, в Сталинграде, во время боя, во втором - юные подпольщики Краснодона, герои "Молодой гвардии". Симонов отмечает, что советские люди, слушая вождя, обращают внимание не только на содержание его речи, но даже на самую манеру говорить: для них важно "не только то, что скажет Сталин, но и как скажет". Такова близость между вождём и народом, которой не могло быть никогда в истории! И вот, слушая эту речь, произнесённую в канун грандиозного наступления советских войск под Сталинградом, Сабуров чувствовал "какое-то необыкновенное спокойствие" и уверенность.
Фадеев в своём произведении с большим мастерством показывает то воодушевление, которое охватило советских людей, слушавших в оккупированном городе речь Сталина, и ощущение того, что слова вождя - это их собственные слова:
"Это они... говорили сейчас его голосом миру..." "Это говорила их месть устами человечнейшего из людей..." Когда же Сталин провозгласил славу партизанам и партизанкам, молодогвардейцы почувствовали, что это относится и непосредственно к ним:
" - Вы слышали?.. Он это сказал!.. - воскликнул Олег, глядя на всех блестящими счастливыми глазами..."
И Алигер, и Инбер, и Бирюков, и Фадеев, и Симонов, как и многие другие советские писатели и поэты, показывают с различных сторон и в различных проявлениях по сути дела одно: связь вождя с народом, величайшую силу сталинского влияния на народ - а отсюда и могучую действенность его руководства, - ибо голос Сталина является голосом всего советского народа, выражает его волю, его думы и чаяния.
В произведениях художественной литературы отражено и непосредственное руководство товарища Сталина боевыми операциями во время Великой Отечественной войны, воссоздан образ гениального полководца. К таким произведениям относятся: литературный сценарий "Сталинградская битва" (1947) Н. Вирты, "Падение Берлина" П. Павленко.
В киноповести "Падение Берлина" в одном из эпизодов показана организация Сталиным обороны Москвы. В кабинете Сталина идёт совещание. "Авантюрная стратегия Гитлера рассчитывает только на панику и растерянность. Сохранить спокойствие - это значит сорвать все их планы..." - говорит Сталин. Писатель подчеркивает спокойную деловитость вождя в труднейший момент Великой Отечественной вечны.
В первом из указанных выше произведений мы видим великого вождя за разработкой и осуществлением сталинградской операции, беспримерной в истории военного искусства. Писатель удачно показал сочетание в сталинском военном гении чрезвычайной смелости стратегических планов с тщательнейшей продуманностью и точнейшим расчётом в их осуществлении. В сценарии показано, как возникает у Сталина идея фланговых ударов, как детально она потом разрабатывается и с какой осмотрительностью претворяется в жизнь. Великий полководец изображён в обстановке повседневной работы, в окружении осуществляющих его стратегические замыслы талантливых командиров сталинской школы. Автор сценария подчёркивает величайшее новаторство товарища Сталина в области военного искусства.
В обрисовке образа вождя автору сценария удалось рельефно показать присущие Сталину черты: решительность, твёрдость, неторопливость, спокойствие, выдержку и вместе с тем быстроту, оперативность и точность в работе.
В сценарии Н. Вирты выразительно показана преемственность между славными традициями царицынской обороны и великой эпопеей сталинградского сражения 1942 - 1943 годов. С большой теплотой и непосредственностью передана беседа товарища Сталина с его старым другом.
Весь сценарий пронизывает идея показа постоянной связи Сталина с бойцами армий, сражающихся под Сталинградом. Сталин не только досконально знает, но и чувствует, что происходит там в каждый данный момент. Иногда это подчёркнуто особенно явственно (например, в ч. 3-й - кадры: "Штаб Чуйкова", "Около Москвы", - где мыслям защитников города прямо соответствуют думы о них вождя).
В литературном сценарии "Сталинградская битва" превосходно сочетаются строгая историческая документальность с замечательно ярким художественным отображением событий.
С большим мастерством обрисован образ товарища Сталина в романе Павленко "Счастье" (1947). Действие романа приурочено к заключительному этапу Великой Отечественной войны. Встреча героя произведения со Сталиным происходит в период Ялтинской конференции (февраль 1945 года). В романе очень ярко и выразительно показан переход к мирному строительству. При этом чрезвычайно явственно выступает мощь нашей великой социалистической Родины, приступившей ещё во время войны к интенсивному восстановлению разрушенных врагом районов. Автор романа рисует трудовой энтузиазм советских людей, показывает, как герои сражений, возвратившиеся с фронта, становятся героями мирного созидательного труда. В главе VII (2-й части) писатель изображает товарища Сталина беседующем с одним из таких людей - организатором переселенческого колхоза Воропаевым. Воропаеву показалось, что с того времени, как он видел Сталина в 1941 году, Сталин не постарел, но изменился: "Лицо его, всё то же - знакомое до мельчайшей складки, приобрело новые черты, черты торжественности, и Воропаев обрадовался, приметив их". И далее следует замечательнейшее объяснение этого: "Лицо Сталина не могло не измениться и не стать несколько иным, потому что народ глядел в него, как в зеркало, и видел в нем себя, а народ изменился в сторону еще большей величавости". Народ изменился потому, что всё яснее стали вырисовываться в это время перспективы полной победы над врагом. Писатель нашёл чрезвычайно действенные художественные средства, чтобы ещё и ещё раз подчеркнуть глубочайшую народность образа вождя, органическую связь Сталина с народом.
Павленко удалось передать то исключительное обаяние, которое присуще Сталину. Это сделано рядом выразительных портретных штрихов.
В указанный исторический период всё большую актуальность стали приобретать вопросы восстановления народного хозяйства страны: Сталин вызвал к себе Воропаева, узнав о его успешной деятельности по подготовке кадров на местах; одобряя эту деятельность, Сталин выражает радость по поводу того, что растут новые люди, кадры. Павленко обрисовывает ряд характерных черт Сталина: его любовь к правде, отрицательное отношение ко всякой надуманности, его скромность и простоту в обращении, спокойствие.
В романе прекрасно показано отношение народа к вождю. Когда Воропаев сообщает своим товарищам по колхозу, что их похвалил Сталин, они испытывают чувство огромной, ни с чем не сравнимой радости и одновременно сознают ту высокую ответственность за свой дальнейший труд, которую налагает на них похвала вождя.
Последний этап Великой Отечественной войны нашёл своё яркое художественное отражение в романе Эм. Казакевича "Весна на Одере" и в киноповести "Падение Берлина".
В романе Эм. Казакевича, удостоенном Сталинской премии за 1949 г., рассказывается о том, как победоносные советские войска завершили разгром врага. Когда воины Советской Армии перешли границу гитлеровской Германии, "все подумали о великом Сталине, который вёл и привёл их сюда. И, подумав о нём, солдаты посмотрели друг на друга, и их зрачки расширились от горделивого сознания собственной непобедимой силы..." В произведении показано, как во время развернувшегося гигантского сражения мысли и чувства советских воинов были обращены к товарищу Сталину. Когда фашистский зверь был добит в своем логове и замолк шум боя, советский солдат проникновенно сказал: "Сталину спасибо".
В киноповести мы видим товарища Сталина на Ялтинской конференции трёх держав, далее - в Кремле, дающего приказ командующим фронтами о завершающем наступлении на гитлеровскую Германию. Затем показано непосредственное руководство товарища Сталина движением советских армий и битвой за Берлин. Сжато, но выразительно обрисована здесь сталинская стратегия на последнем этапе войны. В заключительной картине замечательно передано настроение тех советских людей, которые находились в Берлине в момент прибытия туда гениального творца победы: "Все мысли были связаны сейчас только со Сталиным. Увидеть его и услышать означало почувствовать собственную победу, осознать собственную силу и пережить счастье, которое, может быть, случится раз в жизни".
Множество произведений наших поэтов о Сталине написано в честь победы в Великой Отечественной войне. Этому посвящен ряд замечательных стихотворений М. Исаковского, А. Твардовского, А. Суркова, В. Лебедева-Кумача и многих других поэтов.
Сталин - творец победы. Сталин и победа неизменно сопутствуют друг другу:
И в сердцах наших верных слилось
Слово Сталин со словом Победа, -
восклицает поэт А. Сурков.
Все эти произведения исполнены чувства величайшей благодарности народов нашей страны к своему вождю и полководцу. Прекрасно выразил это всенародное чувство М. Исаковский в стихотворении "Слово к товарищу Сталину":
... Спасибо Вам, что в дни великих бедствий
О Всех о нас Вы думали в Кремле,
За то, что Вы повсюду с нами вместе,
За то, что Вы живете на земле.
В дни мирного созидательного труда, как и в дни войны, мысли и чувства советских людей постоянно обращены к товарищу Сталину. Это ярко отображено советскими писателями и поэтами в произведениях послевоенного периода. Примером этого являются произведения, удостоенные Сталинской премии за 1949 год: повесть В. Пановой "Ясный берег" и поэма А. Яшина "Алена Фомина".
В "Ясном береге", когда скромная учительница размышляла о том, что народ доверил ей ответственное дело воспитания детей, ей захотелось представив себе народ в целом. Однако это ей никак не удавалось: она видела только очень много людей, знакомых и незнакомых, "лица возникали и проплывали...". "Но вот всплыло одно лицо, знакомое до мельчайших черт, хотя она видела его только на портретах; и с ним она заговорила в мыслях: "Товарищ Сталин! - сказала она - Я понимаю, как это трудно. Но я отдам сердце..." Когда директор совхоза весенней ночью думает о советском народе, о своём служении ему, о единстве с ним, перед ним также возникает образ вождя: "А в далёкой Москве, может быть, отворил окошко, закурил трубочку, заслушался перестука капелей самый драгоценный в мире человек, любовь и слава народа - Сталин..."
Сознание советским народом постоянной направляющей роли товарища Сталина в осуществлении перехода нашей страны от социализма к коммунизму очень хорошо выражено во вдохновенных словах секретаря райкома: "Повел нас в Отечественной Сталин, и мы победили. Ведет нас Сталин, и мы претворяем в жизнь самую высокую - нету выше! - мечту человечества".
Поэма А. Яшина, в которой рассказывается, как советский человек, "храбрый воин, победитель, за работу принялся", звучит призывом к трудовым подвигам, достойным того, чтобы они стали известными товарищу Сталину:
Мы Отчизну отстояли,
Новым битвам срок настал,
Так держитесь, стар и мал,
Чтобы сам товарищ Сталин
Нас в лицо любого знал.
Ярким лирическим произведением, в котором сделана попытка показать в широкой исторической перспективе значение Сталина для советского народа, является "Слово о первом депутате", написанное Л. Леоновым в связи с выборами в Верховный Совет СССР в 1946 году.
Жизнь Сталина, говорит Леонов, - это "прежде всего книга титанического труда". Писатель повествует о том, как товарищ Сталин продолжал дело Ленина, как вел он наш государственный корабль в годы пяти четок, мудро и предусмотрительно выковывал индустриальную мощь страны и как в суровую годину Великой Отечественной воины он стал "самым передовым солдатом в самой передовой цепи".
Великий вождь, говорит писатель, в каждого из нас, советских людей, вложил частицу своей воли - "роздал нам себя". Закалённым стал наш народ, приобщившись к великой силе гения Сталина, имя которого "сделалось нынче паролем победы, содержанием эпохи и биографии страны" Потому-то с именем Сталина на устах совершали беспримерные подвиги и умирали советские люди. Потому-то "выше всяких наград было нам его тихое поощрительное хорошо, способное даже по радио, через десяток тысяч таежных километров, вздыбить морскую волну, двинуть сухопутное железо и воспламенить людские души...".
Слово писателя приобретает особенную лирическую силу и глубину, когда он говорит о том, с какой любовью всматривается наш народ в дорогие черты Сталина. Все советские люди могут сказать вместе с Леоновым: "...мы спокойны за будущее своей страны и своего вождя. - Орлы не стареют, нет таких песен на свете про старость горного орла! С годами лишь уверенней опирается о ветер его широкое крыло. И чем сильнее задувает встречная буря, тем стремительней ввысь подымается орлиная стая вслед за своим вожаком".
 
5
Советские писатели и поэты, воссоздавая образ великого вождя партии, руководителя советского государства, гениального полководца, стремятся раскрыть средствами художественного слова значение Сталина в жизни страны, показать, что имя его является "символом морального и политического единства советского общества", "символом мужества, символом славы советского народа". [Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография, стр. 241, 243.]
Как уже говорилось выше, усилия советских художников слова направлены к тому, чтобы в первую очередь отобразить те из присущих Сталину черт, которые сам он отметил у Ленина. Такое отображение вполне понятно, потому что именно эти черты особенно типичны для "нового вождя новых масс", каким был Ленин и каким являлся и является товарищ Сталин.
Товарищу Сталину, как и Ленину, присуща неиссякаемая вера в народ, в творческие силы масс. Руководя многомиллионными массами советского народа, Сталин свято следует ленинской заповеди: "учиться у масс, осмыслить их действия, тщательно изучать практический опыт борьбы масс". [И. В. Сталин. Соч., т. 6, стр. 61.] "Его руководство, - писал М. И. Калинин, - не случайно, а органически выросло из трудовых масс, из борющегося авангарда рабочего класса - коммунистической партии, из многолетней борьбы за идеалы пролетариата, из постоянной его спаянности с массами". [М. И. Калинин. К шестидесятилетию со дня рождения товарища Сталина, стр. 77. Госполитиздат. 1939.]
Эта слитность Сталина с народом отображена во всех произведениях, которые были рассмотрены выше. Она находится в центре внимания писателей и поэтов, продолжающих славные традиции лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи В. В. Маяковского, который в своих произведениях о Ленине с огромной силой выразил единство великого вождя с партией и народом.
Тема органического единства Сталина с советским народом особенно мощно зазвучала в нашей литературе в годы Великой Отечественной войны. Мы видели это на примерах из творчества А. Фадеева, К. Симонова, П. Павленко, М. Алигер, В. Инбер, А. Суркова, Н. Бирюкова, Н. Вирты. В этом смысле очень показательны также народные легенды о Сталине, возникшие во время войны и обработанные затем советскими писателями ("Баллада о Москве" А. Твардовского, "Легенда о первом салюте" Е. Долматовского и др.).
"На всех фронтах, - пишет П. Павленко, - среди солдат ходили легенды о приезде Сталина, и чем труднее был участок фронта, тем непоколебимее верили люди в его присутствие".
Одна из таких легенд и приводится в романе "Счастье". Это рассказ демобилизованного сержанта Городцова о том, как солдаты видели Сталина ночью на передовых позициях во время боев за Сталинград: "Прошёл он маленько вперёд и остановился у пулемета. Стоит и на город глядит, и руку к глазам приставил...". И когда немцы начали обстрел того места, где, как ему показалось, стоял Сталин, Городцов бросился в атаку, а за ним поднялись остальные. "...А как мы немца в штосс взяли, как задрожала земля сталинградская, он ушанку снял, махнул ею нам и тихонько пошел вниз, к берегу. Ну, тут мы, солдаты, и договорились, чтоб не сходить с места. Если уж он сам рискует, так это знаете... С того и пошло! Уверяю! Своими глазами пережил. Да и не я один, многие видели.
- Верю, - сказал Воропаев. - Верю и завидую".
В романе Бирюкова "Чайка" старик-колхозник рассказывает легенду, возникшую среди населения временно оккупированного района, о "предвестнице" освобождения от гитлеровского ига, которую будто бы послал сам Сталин: "Сказывают, Сталин обнял её и сказал: "Иди! Весь люд, который под немцами стонет, обойди; которые согнулись от неволи - выпрями, усталых - подбодри, а трусов - тех не щади". Крестьяне уверены, что эта героическая девушка - дочь Сталина. Слушая волнующий рассказ старика, Чайка не может сдержать слез: она догадывается, что эта трогательная легенда сложена о ней самой, бесстрашно несшей порабощённому оккупантами населению сталинское слово.
Подобные рассказы можно лишь условно именовать легендами, ибо они, по существу, глубоко реалистичны. Ведь Сталин так же бесстрашен в бою, как и Ленин, и так же самоотверженно любит советский народ, как любил его Ленин. Поэтому нет ничего невероятного ни в его появлении на самом опасном участке фронта, ни в том, что он посылает близкого человека на труднейший подвиг ради советского народа.
Также нет ничего неестественного и в легенде, переданной Твардовским в поэме "Страна Муравия", и в сне Ксении Смирновой (встреча и беседа звеньевой со Сталиным на колхозном поле) в поэме А. Недогонова "Флаг над сельсоветом" (1947), ибо Сталин всегда и везде с народом, ибо он живёт жизнью народа.
Сталин успевает заботиться и о народе в целом и об отдельном человеке. Известны его исключительная внимательность и чуткость, его постоянная готовность помочь человеку, подбодрить его, если нужно.
Таким и изображают его советские писатели, стараясь воспроизвести не только совершение Сталиным великих исторических дел, но и его встречи и беседы с рядовыми советскими людьми. Вот он рассказывает раненым бойцам о положении на фронте и извиняется перед ними за вынужденную задержку санитарного поезда (в пьесе А. Н. Толстого "Путь к победе"); вот он беспокоится о судьбе двух любящих (в киноповести П. Павленко "Падение Берлина"); вот он устраивает судьбу сына Пархоменко (в одноимённом романе Вс. Иванова); вот он отправляет гостинец маленькой девочке, приславшей ему букет подснежников (в романе П. Павленко "Счастье").
Величайшие простота и скромность, свойственные товарищу Сталину, как и Ленину, подчёркиваются всеми писателями, пытающимися воссоздать его образ: и А. Н. Толстым, и Н. Виртой, и Вс. Ивановым, и другими.
Сочетание в Сталине простоты, внешней "обыкновенности" с колоссальностью гения, олицетворяющего величие и мощь всего советского народа, прекрасно показал Л. Леонов в заключительной сцене пьесы "Нашествие" (1942). В этой сцене с потрясающей драматической силой показаны постоянная взаимосвязь вождя и народа и безграничная вера советских людей в Сталина.
В тюрьме, устроенной гитлеровцами на оккупированной территории, старик-колхозник говорит мальчику, что Сталину известно про него, юного солдата, которому предстоит умереть за русскую землю. На наивный вопрос, по телефону или по радио сообщили о том вождю, старик мудро отвечает, что про это "из сердца в сердце передают". В конце сцены, когда возобновляется разговор о Сталине, мальчик спрашивает, где старик видел вождя и большого ли он роста, и слышит такой замечательный ответ: "Так, по сельскому хозяйству видались. Диковинку я одну вырастил... Залища просто-орная была, и нас поболе тыщи. А пустынно вроде и как-то каменно. И вошел один человек, и враз местечка лишнего не стало. Тесно стало и пламенно". И вот с площади, где совершалась казнь партизан, слышен замирающий возглас: "Сталин!"
"А росту он будет вполне обыкновенного..." - продолжает старик. В этот момент, как бы в ответ на призыв, спускается советский воздушный десант. "Дедушка, - кричит мальчик, - парашуты, па-рашуты! В небе тесно стало, дедушка!" Так оправдались мудрые слова старика. Благодаря постоянной заботе вождя, к захваченным фашистами советским людям подоспела помощь. "Сталин, Сталин пришёл..." - плача от счастья, говорит мальчик.
В произведениях советской художественной литературы отображена гениальная прозорливость Сталина, присущая ему, как и Ленину. Это мы видели в упоминавшихся здесь произведениях, освещающих дооктябрьский период деятельности Сталина и руководство им - вместе с Лениным - партией и народом в Октябрьские дни. Это отражено также и у А. Н. Толстого, и у Вс. Иванова, и у П. Павленко, и у Н. Вирты, и у М. Шолохова.
Силу сталинского предвидения, проявляющуюся постоянно и во всём, очень выразительно показывает А. Н. Толстой в повести "Хлеб", в частности там, где говорится об осмотре Сталиным и Ворошиловым позиций вблизи Царицына. Наблюдая в степи за полётом коршуна, Сталин говорит своему спутнику: " - Когда-нибудь научимся строить такие самолеты... Совершенный полёт, совершенное владение силами. А люди могут летать лучше, если освободить их силы... Мы будем летать лучше".
Советские писатели, воссоздавая образ Сталина, отображают свойственное ему величайшее новаторство во всём, его решимость ломать старые традиции, нормы, установки, когда они мешают продвижению вперед. Гениальное новаторство Сталина в области военного искусства изображено А. Н. Толстым, Вс. Ивановым, Н Виртой. Превосходно обрисовывает сталинское новаторство в науке и практике П. Павленко в романе "Счастье" и в киноповести "Падение Берлина". Старик-садовник утверждает, что южное деревце якобы не может расти на севере, и ссылается на авторитет иностранного учёного, давшего деревцу соответственное название. Сталин возражает садовнику: "...какой-то голландец назвал, а я верить обязан... Наука - это то, что люди хотят и могут сделав, а не то, что им навязывают устаревшие учебники, устаревшие "люди науки" ("Падение Берлина").
Товарищ Сталин мудр и нетороплив при решении сложных вопросов, как Ленин, и так же свободен от всякой паники, как бил свободен Ленин. Это очень ярко отражено в рассмотренных выше произведениях: "Хлеб", "Путь к победе", "Пархоменко", "Клятва", "Сталинградская битва", "Падение Берлина".
Товарищ Сталин так же беспощаден к врагам народа, как и Ленин. Маяковский писал о Ленине: "Он к товарищу милел людскою лаской. Он к врагу вставал железа твёрже". Ту же черту отмечает Сулейман Стальский у Сталина: "...к врагам - булат, к друзьям - прислушиваться рад". Эта черта товарища Сталина особенно рельефно обрисована в произведениях о нём А. Н. Толстого.
И Толстой, и Вс. Иванов, и Вирта, и Павленко (в "Падении Берлина") стремятся художественно отобразить сталинский стиль работы, сочетающий революционный размах с деловитостью. Все эти писатели показывают, как грандиозность замысла соединяется у Сталина с тщательностью его разработки, во время которой обдумана и предусмотрена каждая деталь, каждая мелочь.
Так из соединения всех этих (и ряда других) черт в произведениях советских писателей вырисовывается величественный образ гения нашей современности.
Говоря о попытках воссоздания этого образа в художественной литературе, необходимо особо отметить произведения поэтов-лириков и народных певцов, посвящённые товарищу Сталину. Правильно сказал Л. Леонов в "Слове о первом депутате": "...чего не доскажет наше перо, про то с избытком восполнит песня".
 
6
В лирических произведениях и песнях о Сталине с особенной полнотой и яркостью изображена безграничная любовь советских людей к своему великому вождю, учителю и другу. В них звучит всенародная благодарность творцу свободной и счастливой жизни, основы которой закреплены в Сталинской Конституции.
Эти стихотворения и песни исполнены патриотической гордости за свою страну, ставшую под водительством Сталина могучей индустриально-колхозной державой.
Советские поэты применяют различные художественные образы для того, чтобы отобразить героический труд Сталина на благо Родины, его деятельность как строителя и руководителя советского государства. Они изображают его и в виде рулевого, твердой рукой ведущего страну к социализму и коммунизму, и в виде зодчего, воздвигающего величественное здание новой жизни, и в виде садовника, любовно выращивающего молодую поросль социалистического общества (образ садовника используется, например, у В. Лебедева-Кумача, М. Исаковского, А. Лахути, С. Стальского, в каракалпакской народной песне и др.).
Самые заветные думы и чувства советского народа устремлены к Сталину. Ему, великому и в то же время такому близкому и родному, посвящены лучшие творения наших поэтов и народных певцов. На всех языках нашей многонациональной страны гремит слава Сталину. В честь него звучат и казахская домбра, и карельское кантеле, и азербайджанский сааз, и украинская бандура, и грузинское чонгури.
Когда поэт поет о Сталине, его голосом говорит сам народ. Поэтому лучшие песни поэтов о великом вожде тотчас же становятся народными песнями в самом полном и точном значении этого слова. Таковы известные песни о Сталине: А. Суркова ("На просторах Родины чудесной..."), М. Исаковского ("Шумят плодородные степи..."), М. Рыльского ("Из-за гор, из-за высоких..."), С. Алымова ("Много песен поёт наш советский народ..."), М. Инюшкина ("От края до края, по горным вершинам...") и многие другие.
Прав был Джамбул, когда он назвал Сталина "сердцем песни народной".
В стихах и песнях о Сталине находит яркое проявление содружество поэтов братских республик, отражающее великую дружбу народов нашей страны. Поэты разных национальностей призывают друг друга достойно воспеть великого вождя.
Джамбул обращается к Сулейману Стальскому:
Мы с тобою свои песни посвятим
Величайшему на свете из людей.
Таджикский поэт Лахути призывает Джамбула: "Пой Сталина, весну народов пой". В ответ ему акын выражает желание "ударить по струнам" так, чтобы песня о Сталине звучала "на всех человеческих языках". А. Сурков говорит (в "Песне о вожде"), что славу Сталину поют и казахские жирши, и дагестанский ашуг, и чукотские дети, и чабан балкарских предгорий и что всем им русский поэт готов ответить "на песню песней".
Произведения советских поэтов о Сталине чрезвычайно разнообразны по своему содержанию, ибо тема эта неисчерпаема. Они отличаются исключительным богатством художественной формы, ибо, воспевая вождя народов, поэты используют самые прекрасные образы, самые яркие и чистые краски национального искусства. Все это выступает с особенной рельефностью, если сопоставить произведения о Сталине народных певцов различных национальностей Советского Союза.
В народных песнях Сталин чаще всего сравнивается с солнцем как источником жизни и света для всей земли. Узбекская песня называет его солнцем, "что отражается в мильонах людских сердец". Украинская песня сравнивает его с "ясным месяцем", киргизский народный певец Тимеркул Уметалиев - с утренней звездой. Художественные образы такого рода призваны выразить то, что Сталин несет радость и счастье всем народам, всему человечеству.
Другие образы подчеркивают его бесстрашие, отвагу, беспощадность к врагу. В каракалпакской песне Сталин сравнивается с отточенным мечом, в грузинской - со смелым барсом. В творчестве кавказских народов Сталин особенно часто именуется горным орлом (он и сам называл так Ленина), в русских, украинских и белорусских песнях - соколом.
Певцы различных народов отмечают одни и те же черты образа Сталина, но выражают их по-разному, соответственно своим национальным особенностям, бытовым и природным условиям, окружающему пейзажу. Так, все песни говорят о кристальной чистоте сталинского образа, но бурят-монгольский певец X. Намсараев сравнивает его со светлыми водами Байкала, а белорусские поэты - с прозрачной криницей.
Различными художественными средствами выражена в народном творчестве многогранность сталинского гения, могучая сила сталинской мысли, великая любовь Сталина к советскому народу. Азербайджанский народный певец и Джамбул сравнивают его с океаном. В украинской песне поется:
В небе столько звёздочек
Нету в синеве,
Сколько дум у Сталина
В светлой голове.
Сердце его, - говорится в абхазской песне, -
как бездонное море
Неиссякаемых чувств и забот.
Все народы связывают имя Сталина с самым дорогим и прекрасным для них, со всем, что составляет основу их существования. Трудящиеся Киргизии, в засушливых районах которой влага приобретает особую ценность, именуют Сталина "родником нашей жизни". В далёкой тундре, где редко показывается солнце, народ саами создал трогательную легенду о том, как Сталин отобрал у богатеев похищенное ими солнце и приказал ему. "Делай счастье людям тундры".
Народный певец Узбекистана, природа которого особенно прекрасна весной, обращается к Сталину: "Ты - цвет весны моей".
Очень часто народные певцы жалуются на то, что им нехватает слов, чтобы воспеть Сталина, что им недостаёт художественных средств, чтобы воспроизвести черты великого образа. "Трудней всего нам образ начертать его", - говорит Сулейман Стальский. И это понятно: перед народными певцами, как и перед поэтами, писателями, драматургами, пытающимися нарисовать образ Сталина, стоит грандиозная и труднейшая задача. Но советский народ требует от них ее разрешения. И художники слова неустанно работают над тем, чтобы коллективными усилиями воссоздать образ Великого Сталина.
В декабре 1949 года народы нашей страны и всё передовое человечество отметили 70-летие со дня рождения своего вождя и учителя, гениального продолжателя дела Ленина. Эта великая дата ознаменовалась появлением множества новых художественных произведений, посвящённых товарищу Сталину. Среди них - стихотворения М. Исаковского, А. Суркова, А. Софронова, М. Рыльского, Якуба Коласа, Г. Леонидзе и других поэтов, статьи и очерки М. Шолохова, Л. Леонова, К. Федина, Ф. Гладкова, Б. Полевого, Л. Упита, О. Гончара и других писателей, произведения народных певцов и сказителей различных национальностей Советского Союза. Чувства, которыми проникнуты все эти произведения, прекрасно выражены в задушевных строках "Слова советских писателей к товарищу Сталину", прочитанного на торжественном заседании в Большом театре 21 декабря 1949 года поэтом А. Твардовским:
...Великий вождь, любимый наш отец,
Нет, не слова обращены к Вам эти,
А та любовь простых людских сердец,
Которой не сравнить ни с чем на свете...
В своих произведениях, написанных к семидесятилетию товарища Сталина, советские писатели и поэты стремятся с особенной силой и яркостью отобразить величие товарища Сталина, как гениального зодчего коммунистического общества. Проникновенные строки замечательного стихотворения А. Суркова "Вождю народов" выражают неиссякаемую веру и заветную мечту всех народов нашей страны:
Настанет, в песнях солнечных воспетый,
Обетованный, долгожданный час,
Когда, исполнив Ленина заветы,
В мир коммунизма Вы введете нас...
Стремясь приблизить это время, советские люди совершают героические подвиги на трудовом фронте. Тема вдохновенного труда мощно звучит в творениях советских художников слова. С именем Сталина на устах возводят советские люди здание коммунизма. Об этом очень хорошо сказал Ф. Гладков в очерке "Вдохновитель созидания": "Народ наш идёт могучими шагами в будущее. Народ и Сталин едины. Говорить о Сталине - это значит говорить о неисчерпаемых творческих подвигах и труде, о смелых планах и мудрости нашего советского народа".
Товарищ Сталин сделал нашу великую Родину оплотом мира во всём мире, маяком для всего прогрессивного человечества. Это стремятся выразить в проникновенных строках советские поэты М. Исаковский в своем стихотворении, посвященном вождю, правильно назвал Сталина "надеждой, светом и совестью всей земли". Об этом же прекрасно сказал С. Чиковани в стихотворении "Надежда мира". Взоры угнетенных и эксплоатируемых всех капиталистических стран обращены к товарищу Сталину. "В непроходимых лесах Бразилии, где в каучуковых зарослях в рабском труде вымирают целые поколения, имя Сталина горит звездой надежды. Это имя повторяют губы греческих детей, чьи отцы пали в борьбе. Это имя, как присягу, произносит испанский партизан, тринадцатый год сражающийся в горах Астурии", - пишет В. Василевская.
Весь наш народ, передовые люди всех стран с безграничной любовью и благодарностью произносят имя Сталина.
"Это он почти полвека тому назад сказал в Батуми вещие слова - Ну, вот и рассвет! Скоро встанет солнце. Это солнце будет сиять для нас.
Оно сияет для нас и будет сиять для всего трудового человечества, героически борющегося за мир во всем мире, за радостную жизнь для себя и для грядущих поколений". [М. Шолохов. Отец трудящихся мира. "Правда" от 20 декабря 1949 года.]
 
* К ЧИТАТЕЛЯМ
Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний просит присылать отзывы об этой брошюре по адресу: Москва, Китайский проезд, 3, Редакционно-издательскому отделу Общества.
 
Редактор - профессор А. С. МЯСНИКОВ
Редактор Редакционно-издательского отдела Общества - А. Т. ЖУКОВ
А 03711.
Подписано к печати 25/IV 1950 г.
Заказ № 1063.
Объём 2 1/4 печ. л.
Тираж - 225 000 экз.
Типография газеты "Правда" имени Сталина.
Москва, улица "Правды", 21
 
Цена 60 коп.