М.И. Никола

ЭСХИЛ

(Зарубежные писатели. Биобиблиографический словарь. Ч. 2. - М., 1997. - С. 440-442)


 
Эсхил (525 - 456 до н.э.) - древнегреческий трагик, почитаемый как "отец трагедии". До Эсхила собственно драмматический элемент уступал в трагедии элементу лирическому: трагедия представляла собой диалог актера с хором, при этом лирические партии решительно преобладали. Эсхил ввел второго актера, что позволило существенно драматизировать действие и уменьшить объем партий хора.
Биографические сведения об Эсиле не слишком обширны. Известно, что он родился в аттическом поселении Элевсина в семье, принадлежащей к старинному аристократическому роду. В юности он был свидетелем свержения тирании и демократических реформ Клисфена; будучи уже зрелым мужем, вместе со своими братьями Эсхил принял деятельное участие в войне с персами. В ходе этих событий брат его Кинегир умер от ран, полученных при Марафоне. Другой брат, Аминий, в битве при Саламине командовал кораблем, открывшим сражение. Сам же Эсхил принял участие во всех трех важнейших сражениях греко-персидских войн: при Марафоне (490), Саламине (480), Платеях (479). По-видимому, свои заслуги как гражданина и воина Эсхил ценил выше достижений поэтических; во всяком случае, в его эпитафии, как полагают, им самим сочиненной, о победах на драматических состязаниях не говорится. Надгробная надпись гласит:
 
Эвфорионова сына Эсхила афинского гроб сей
Меж хлеборобных полей Гела останки хранит.
А Марафонская роща да мидянин длинноволосый
Могут про доблесть славную всем рассказать.
 
Из этой надписи мы узнаем имя отца Эсхила - Эвфорион, тогдашнее обозначение местности - Гела. Что же касается упоминания о мидянине, то греки нередко смешивали название персов с их соседями мидянами. В биографии Эсхила упоминается также и о его переселении под конец жизни на остров Сицилию, правда, приводимые объяснения не кажутся удовлетворительными. Чаще всего ссылаются на политическую обстановку того времени: реформу Ареопага, разрыв союза со Спартой, наступательные действия против персов и т.д.
Начало драматической деятельности Эсхила относится к 500 г. до н.э. Однако только через 14 лет (484 г. до н.э.) он добился победы в драматических состязаниях. В последующие годы Эсхил еще 12 раз побеждал своих соперников. В 70-60-х гг. он был самым популярным в Греции трагическим поэтом. Хотя, согласно греческой традиции, обычно ставились драмы живых авторов, после смерти Эсхила для него было сделано исключение и его трагедии часто возобновлялись в афинском театре. Полагают, что Эсхилом было создано не менее 80 драматических произведений, однако из этого богатого наследия сохранилось только 7 трагедий, в основном охватывающих два последних десятилетия его творчества. Точные хронологические даты известны лишь для трех трагедий: "Персы" (472 г.), "Семеро против Фив" (467 г.) и "Орестея", включающая трагедии "Агамемнон", "Хоэфоры" и "Эвмениды" - 458 г. Все трагедии, за исключением "Персов", написаны на мифологические сюжеты, главным образом заимствованные из "киклических" поэм, нередко приписываемых Гомеру. Таким образом, не случайно, по свидетельствам древних, Эсхил называл свои произведения "крохами от великого пиршества Гомера".
Трагедия "Персы", самое раннее из точно датируемых произведений Эсхила, построена на историческом материале, повествующем о поражении персидского флота под Саламином. Действие трагедии разворачивается в Сузах. Хор составляют старейшины города, отправляющиеся ко дворцу. Они тревожатся о долгом отсутствии царя Ксеркса, с большим войском отправившегося в Грецию. В его отсутствие правит мать царя Ксеркса Атосса. Правительница сообщает хору о виденном ею недобром сне, а хор советует ей молить о помощи тень покойного супруга Дария. Одновременно он рассказывает Атоссе и о стране и народе Греции, характеризуя греков как свободный народ: "Никому они не служат, не подвластны никому". Эту характеристику подтвердит также появляющийся затем с известием о поражении Ксеркса вестник. По его свидетельству, греки одержали победу, несмотря на малые силы. Охваченная горем царица спрашивает: "Так можно ли Афины разорять?" И вестник отвечает ей: "Нет, мужи им надежная охрана". Таким образом, в уста врагов вкладывает Эсхил славящие Афины речи, и легко представить, какую патриотическую гордость вызывали они у слушателей. В финале трагедии появляется Ксеркс, оплакивающие свое несчастье. Он представлен как жертва непомерной гордыни и неразумия, дерзнувший нарушить закономерный порядок вещей. В победе греков видит автор поддержку богов, одобряющих строй эллинской государственности.
Наиболее знаменитым является "Прометей прикованный" Эсхила. Известно, что эта трагедия входила в состав тетралогии, наряду с драмами "Освобожденный Прометей", "Прометей-Огненосец", а также неизвестной нам сатировской драмы. Однако сохранилась только трагедия "Прометей прикованный", изображающая наказание Прометея. До Эсхила к образу Прометея обращался Гесиод (VII в. до н.э.). Он стал родоначальником критической традиции в интерпретации образа Прометея, подчеркивая, что тот достигал своих целей хитрыми уловками, дважды обманывая Зевса. Впоследствии же за это поплатился как он сам, так и люди, на которых обрушились новые бедствия и испытания. Эсхил же противопоставлял подобной критической трактовке образа Прометея интерпретацию апологическую. Эсхиловский Прометей выступает как первооткрыватель всех благ цивилизации: он не только научил людей обращаться с огнем, но также открыл им счет и письмо, науку строительтва жилья и кораблей, приручения диких животных и добычи полезных ископаемых и т.д. Прометей предстает не только как олицетворение цивилизации, но также как всеведущий знаток мира. По ходу действия он дает пространные географические описания, содержащие основные сведения о мире, известные в тот период. Монументальность придает образу провидческое начало. Прометей - провидец, и он знал об уготованных Зевсом страданиях, но сознательно пошел навстречу великой опасности ради людей:
 
О да, о да, прекрасно знал, что делаю,
И, людям помогая, сам на пытку шел.
(Ст. 266-267, пер. С. Апта)
 
Между тем, тяжело страдая, он продолжает держать в собственных руках орудие своего освобождения (в обмен на свободу возможность выдать Зевсу тайну, грозящую для его правления). Гордый титан согласен на услугу лишь при условии предварительного освобождения и покаяния Зевса. В дошедшей трагедии не изображен процесс примирения, он развивался в трагедии "Прометей освобождаемый". Дошедший же фрагмент тетралогии оставил мировой культурной традиции образ непокорного мученика, человеколюбца, противника деспотии, защитника идеи гордой, свободной личности. Эсхиловское звучание образа было продолжено и обогащено поэтами последующих веков: Гёте, Байроном, Шелли и др. Сильное влияние образ эсхиловского Прометея оказал на композиторов: Листа, Скрябина и др.
Важное место в драматургическом наследии Эсхила занимает единственная дошедшая до наших дней трилогия "Орестея". В первой ее части "Агамемнон" своеобразное воплощение получает тема Троянской войны. Победитель Агамемнон и его сородичи не испытывают настоящего упоения, слишком велики были жертвы и разрушения. Они терзают память мрачными предчувствиями:
 
Арес-меняла всегда весы
С собою носит, затеяв бой,
Берет он трупы, взамен дает
Не золотой песок, а золу
С пожарищ Трои - любимых пепел.
(Ст. 444-449, пер. С. Апта)
 
Эти предчувствия усиливаются исступленными пророчествами Кассандры, пленницы Агамемнона, предсказывающей злодеяния в аргосском дворце. В стане победителей разворачивается трагедия: жена прославленного вождя Агамемнона, устроившая пышную встречу мужу-победителю, убивает его затем во внутренних покоях дворца. Свой поступок она оправдывает, ссылаяь на родового демона мести, издавна преследующего дом Атридов. В разных аспектах развивая тему родовой мести, Эсхил выдвигает на первый план проблему личной ответственности за содеянное. во второй части трилогии "Хоэфоры" ("Совершающие надгробное возлияние") Клитемнестре и ее сообщнику, любовнику Эгисфу, суждено ответить за убийство Агамемнона и узурпацию власти. Участь Клитемнестры отягчается тем, что в роли мстителя выступает ее собственный сын.
Образ Ореста - самый яркий и трагичный в драме. Это образ мстителя поневоле, с большой внутренней мукой решающегося на казнь матери и в свою очередь расплачивающегося за содеянное. В третьей части трилогии "Эвмениды" ("Милостивые") Орест страдает от преследования страшных Эриний, богинь родовой мести. Избавить его от их преследования может лишь богиня Афина, однако она отказывается от единоличного решения. На холме, посвященном богу Аресу, в своем городе - Афинах - собирает мудрая дочь Зевса судилище, которое должно цивилизованно разбирать дела о кровопролитии, - Ареопаг. В заключительной части трилогии изображена тяжба двух сторон в Ареопаге: Аполлона, побуждавшего Ореста к мести, и самого Ореста, с одной стороны, и Эриний - с другой. Эринии отстаивают свое право на Ореста, поскольку он пролил родную, материнскую кровь, в то время как Клитемнестра убила мужа, принадлежащего к другому роду. Аполлон же защищает мужское, отцовское право: Клитемнестра совершила страшное преступление, убив мужа, главу семьи и отца собственных детей, за что сын справедливо воздал ей. Приговор выносится голосованием, причем решающим становится голос самой Афины, принявшей доводы Аполлона. Смиряет Афина и гнев недовольных приговором Эриний. Она приглашает их поселиться в предместье Афин и принять облик новых богинь, дарующих плодородие земле, мир и спокойствие; в этом случае граждане будут чтить их под новым именем Эвменид ("Милостивых"). Трилогия завершается торжественным шествием Эриний-Эвменид к новому месту поселения на аттической земле. Как видим, в своеобразной драматической форме Эсхил передал важные исторические процессы: ожесточенную борьбу между матриархатом и патриархатом и утрату первым своих прав, утверждение новых, демократических институтов, укрепляющих авторитет государства, освещенный покровительством самой богини Афины. "Орестея" - поздняя трилогия Эсхила, характеризующаяся уже возросшим мастерством автора, возможно, уже испыташим воздействие новой драматургии Софокла. Это выразилось во введении в действие третьего актера, обогащении пластики персонажей, более динамическим развитием действия. Несмотря на то что Эсхил несколько уменьшил партии хора, подчинив их драматической стороне трагедии, они продолжают играть важную роль в его трагедиях. В "Эвменидах" хор Эриний представляет одну из борющихся сторон. В "Хоэфорах" хор постоянно побуждает к действию Ореста. Наконец, совершенно особую роль играет хор в "Агамемноне". Хотя здесь он не является действующим лицом, однако создает выразительный фон для развития действия. Благодаря песням хора, предчувствие предстоящего действия растет с каждой сценой и подготавливает зрителя к катастрофе. В каждой из эсхиловских трагедий можно найти выразительные, метафорические партии хора, интересные также их внутренними перекличками.
Драматургия Эсхила пользовалась большой популярностью как в античности (у Аристофана, Энния, Сенеки и др.), так и в новое время, особенно в XIX-XX вв. В современную эпоху особый интерес стала вызывать "Орестея", затрагивающая такие "вечные" проблемы, как выбор между долгом и родственным чувством, необходимость личной ответственности за принятое решение, осознание пагубных последствий войны как для победителей, так и для побежденных и т.д. Заметным событием в культурной жизни стала постановка "Орестеи" режиссером Франсуа Роше (Швейцария) в октябре 1991 г., где были заняты талантливые актеры разных национальностей: норвежцы, русские, американцы, швейцарцы и т.д. Представляя спектакль, Франсуа Роше писал: "Наши проблемы - это типичные проблемы "конца века": этика обветшала, извращена и должна быть обновлена. В "Орестее" я вижу средство ее обновления, ибо это один из основополагающих мифов нашей культуры, первооснова демократии".
 

Сочинения

Трагедии. - М., 1937.
Трагедии. - М., 1971.


Литература

Ярхо В.Н. Эсхил. - М., 1958.
Полонская К.П. Становление индивидуального героя в трагедии Эсхила // Филологические науки, 1959, № 1.
Нусинов Н.М. История образа Прометея // Вековые образы. - М., 1937.